Немного истории

"Эпохой молчания» или «безмолвия» (vaikiv ajastu) в эстонской истории называют период с 1934 по 1940 год, наступивший после государственного переворота во главе с тогдашним государственным старейшиной Константином Пятсом.

Установив в сговоре с военной верхушкой страны авторитарный режим (фактически – диктатуру) Пятс и его единомышленники закрыли все оппозиционные газеты и запретили все политические партии, кроме одной – «Союза Отечества» (Isamaaliit). Предлогом для столь чрезвычайных мер заговорщикам послужила опасность прихода к власти пронацистской организации вапсов («Эстонского союза участников Освободительной войны»).

«Эпоха молчания» продлилась вплоть до июня 1940 года, когда не без помощи СССР к власти в Эстонии пришло народное правительство поэта-коммуниста Йоханнеса Вареса, которое провело первые свободные выборы за 6 лет. Результатом их стало вхождение Эстонии в Советский Союз.

Лиха беда начало

Нынешние события в Эстонии наглядно демонстрируют наступление новой «молчаливой эпохи». Прологом начавшейся в конце 2019 года зачистки информационного пространства страны от неугодных властям СМИ стали полицейские угрозы в адрес сотрудников Sputnik Эстония. Одновременно с этим плавно произошла «смена состава» в одном из крупнейших изданий республики – Postimees, главному редактору которого были предъявлены подозрения в педофилии.

Примечательно, что к этому времени как-то само собою тихо прекратило вещание Таллиннское телевидение, гости которого время от времени ещё как-то умудрялись высказывать альтернативную официальной точку зрения на происходящее в стране. Его бывшего главу Тоомаса Леппа, обвинённого в присвоении крупной суммы денег, оправдали, однако работу столичного ТВ так и не возобновили.

Sputnik Эстония, сотрудникам которого пришлось уволиться под давлением полиции, перешёл на работу в чрезвычайном режиме. При этом большинство местных журналистов (за редким исключением) предпочло сделать вид, что ничего особенного не произошло. Некоторые даже откровенно злорадствовали, утверждая, что в случае со Sputnik речь идёт якобы не об «обычном СМИ», а о «кремлёвском пропагандистском канале».

Новый виток

Впрочем, вскоре стало ясно, что одним лишь «Спутником» эстонские власти ограничиваться отнюдь не собирались. Аппетит приходит во время еды и, заметив демонстративное отсутствие реакции официального Брюсселя на возрождение в Эстонии госцензуры, правительство Юри Ратаса пошло дальше по уже проторенному Латвией и Литвой пути.

Проведённые полицией безопасности обыски в офисе компании Baltijas Mediju Alianse (BMA), владеющей «Первым Балтийским каналом», показали, что даже нарочито демонстративное вырезание из сетки вещания российских политических программ не помогает спастись от обвинений в «распространении кремлёвской пропаганды».

Оправдывая действия полиции в отношении одной из крупнейшей медиакомпаний Балтии считающий себя экспертом в области стратегической коммуникации Ильмар Рааг поставил руководству Первого канала в упрёк то, что оно ходит на приёмы в Кремль и транслирует российские правительственные сообщения.

Видимо, по Раагу «истинные журналисты» стоят в очереди за бургерами лишь на приёме в американском посольстве, а «настоящая журналистика» заключается в перепечатке коммюнике, присланных из Вашингтона и Брюсселя.

Кстати, в единый с Первым каналом медиахолдинг входит и издание «МК», деликатно спрятавшее за скромной аббревиатурой свое некогда громкое исконное название – «Московский комсомолец». После последовательного удушения таких изданий как «Молодежь Эстонии», «Эстония», «Вечерний Таллинн», «Русский Телеграф», «Вести» и «День за днём», «МК» оставался последней русскоязычной газетой страны. Не считая, разумеется, муниципальной «Столицы» и рекламного Linnaleht.

Не нужно быть пророком, чтобы предсказать скорое появления сотрудников полиции безопасности в таллиннском офисе «МК» и неизбежно последующие рассуждения местных «экспертов» о необходимости борьбы с «пропагандой».

Бороться с правдой себе дороже

Однако борьба трусливых негодяев с неугодной им прессой показывает слабость их собственной, точнее западной пропаганды, ее неубедительность для жителей Эстонии. Не умея выиграть войну за людские умы в открытом информационном поле, они вынуждены действовать против правил, нанося посредством грубой полицейской силы удары «ниже пояса».

Точно также в своё время власти СССР, население которого перестало верить в рассказываемые байки про коммунизм, стали глушить «вражеские радиоголоса». Бесславный конец КПСС доказывает, что попытки силой заткнуть источники альтернативной информации приводят к обратному результату.

В новую «эпоху молчания» знаменитый слоган Sputnik «Говорим то, о чем другие молчат» в Эстонии звучит до нельзя кстати.

Аллан Хантсом

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

Вечером в среду, 15 января, в студии ETV+ прошли дебаты по вопросу о том, являются ли действия эстонских властей, направленные против сотрудников Sputnik Эстония, цензурой или нет. 

В рамках телепередачи «Кто кого» в прямом эфире высказались шеф-редактор портала Sputnik Эстония Елена Черышева, журналист Александр Лукьянов, вынужденный уволиться из Sputnik Эстония по причине угроз полиции, советник бюро евродепутата Яны Тоом Маргарита Корнышева, сотрудник «Института исторической памяти» Сергей Метлев, считающий себя экспертом по стратегической коммуникации Ильмар Рааг и глава «Центра информации о безопасности и обороне» Григорий Сенькив.

Вел дискуссию Андрей Титов, а «наблюдали» за ней главный редактор русской редакции портала Delfi Андрей Шумаков и главный редактор издания "Деловые ведомости" Полина Волкова.

Сами дебаты были примечательны тем, что с обвинениями в адрес Sputnik Эстония в распространении «российской пропаганды» выступили самые настоящие эстонские профессиональные пропагандисты. Ведь ни для кого не секрет, что задачей «Института исторической памяти» является пропаганда эстонской государственной трактовки истории, а «Центра информации о безопасности и обороне» – пропаганда натовской идеологии. Считающий себя экспертом по стратегической коммуникации Ильмар Рааг в недавнем прошлом был советником правительственного бюро по стратегической коммуникации, как раз и ответственного за выработку стратегии эстонской правительственной пропаганды.

Забавно, что мнения противной во всех отношениях стороны сразу же разделились. Так, к примеру, если Метлев ожидаемо выступил с заученными оправданиями враждебных действий эстонских властей по отношению Sputnik Эстония, то обычно бойкий на перо Рааг неожиданно признался, что не видит причин для препятствования работы Sputnik в Эстонии. Сенькив, видимо, и вовсе не подготовился к дебатам, поскольку «мимо кассы» ляпнул, что Sputnik намеренно приостановил свою работу в Эстонии, ибо «не сумел решить свои финансово-хозяйственные проблемы».

Обвинения в адрес Sputnik в «пропаганде на деньги российского государства» звучали весьма нелепо на фоне того, что дебаты происходили на телеканале, специально созданном на деньги эстонского государства для пропаганды среди русскоязычных эстоноземельцев. Странно выглядел и аргумент о том, что Sputnik Эстония якобы не имел влияния на общественное мнение жителей страны, а потому его закрытие не есть цензура.

Во-первых, согласно официальным данным, Sputnik Эстония при всем третировании его со стороны эстонских властей сумел выйти на пятое место среди русскоязычных интернет-СМИ Эстонии. А во-вторых, если кого и закрывать по причине малого влияния на общественность, так это эстонский государственный русскоязычный телеканал ETV+, так и не сумевший за четыре года работы превысить планку в 2%.

Подытоживая дискуссию, главредактор RusDelfi Шумаков заявил, что ему непонятна логика действий эстонских властей в препятствовании работы Sputnik на фоне вещания остальных российских каналов, а главред "Деловых ведомостей" Волкова призналась, что не испытывает сострадания к оставшимся без работы сотрудникам Sputnik Эстония.

Зрителей передачи «Кто кого» аргументы противников Sputnik Эстония явно не убедили, что наглядно доказали результаты телефонного опроса. 90% позвонивших подтвердили, что действия эстонских властей, направленные против сотрудников Sputnik Эстония, являются цензурой.

Будучи неспособны конкурировать со Sputnik на идеологическом поприще, эстонские пропагандисты просто вынуждены прибегнуть к грубой силе полицейского аппарата принуждения, чтобы устранить нежелательных соперников в борьбе за умы жителей республики.

P.S.

Особый респект - советнику бюро евродепутата Яны Тоом Маргарите Корнышевой. Будучи некогда редактором RusDelfi, она на себе испытала всё двуличие и лицемерие так называемой «свободы прессы» в Эстонии. Искренне желаю, чтобы всё это на своей шкуре испытали и Шумаков с Волковой.

 

Аллан Хантсом

Опубликовано в ОБЩЕСТВО
Суббота, 25 Февраль 2017 00:01

ГОД ПОЛЁТА "СПУТНИКА" НАД ЭСТОНИЕЙ

24-го февраля одновременно с 99-й годовщиной Эстонской Республики исполнился год с момента начала работы информагентства и радио Sputnik Эстония. За столь короткий срок дружным коллективом Sputnik Эстония создано более 10 000 редакционных материалов, а сам ресурс (по данным агентства Gemius) вошёл в топовую десятку самых просматриваемых общественно-политических интернет-СМИ Эстонии.


Однако, лично на мой взгляд, самой лучшей объективной оценкой эффективности работы эстонского «Спутника» стало его первое место в т.н. «чёрном списке» потенциально опасных для спящего разума местных обывателей новостных сайтов, составленном Киберцентром Союза обороны Эстонии, являющегося, в свою очередь штатным структурным подразделением Министерства обороны Эстонской Республики.

Такое откровенное признание со стороны неприятеля поистине дорогого стоит. Это словно бы старый добрый знак качества, отметивший Sputnik Эстония как идеальный инструмент для снятия с ушей жителей Эстонии той развесистой информационно-пропагандистской лапши, которую обильно навешивают на их многострадальные уши местные режимные FAKE-СМИ.

 

"Фирменной" визиткой местного "Спутника" стали оперативность подачи информации, а также её качество, достоверность и глубокий анализ. Прекрасная совместная работа фотографа и бильд-редактора сделала оригинальную "картинку" портала воистину образцовой.  

Находясь на передовой той информационной войны, которую Запад развязал против России и традиционных религиозно-семейных ценностей, Sputnik Эстония в полной мере испытал все прелести как «крупнокалиберных артобстрелов» со стороны эстонских властей так и мелких «диверсионных» пакостей. Так, с первых же дней своей работы в Эстонии «Спутнику» на официальном уровне было в открытую заявлено, что его корреспонденты никогда не получат аккредитации для освещения работы эстонских правительства и парламента. Более того, известно, что все телефонные переговоры сотрудников Sputnik Эстония тщательно контролируются эстонской Охранной полицией (КаПо) с усердием, достойным, ей-Богу, гораздо лучшего применения.

Ярким примером всей нелепости вышеупомянутого бойкота стала история с интервью эстонского министра образования и науки Майлис Репс, данным ею сотрудникам Sputnik Эстония. После его публикации незамедлительно последовала публичная выволочка министру от Охранной полиции, которая отчитала Репс словно набедокурившую школьницу. Поразительно, что сама госпожа министр, коя в официальной табеле о рангах никак не подчинена Департаменту Охранной полиции, вместо того, чтобы просто послать превысивших свои полномочия жандармов на три весёлые русские буквы, стала краснеть, оправдываться и нелепо врать, что она, дескать, никаких таких интервью «Спутнику» не давала, а опубликованный текст был то ли злодейски подслушан, то ли коварно выманен у неё хитроумными российскими агентами под видом "нейтральных" журналистов.

Увы, откровенная ложь министра была блестяще опровергнута предоставленными «Спутником» аудио и видеозаписями, которые отчётливо доказали, что все свои эксклюзивные откровения российскому информагентству Репс дала добровольно-сознательно, в здравой памяти и трезвом виде. Министру пришлось ещё раз покраснеть, на этот раз публично извиняясь за свою ложь и малодушие.

Характерна была и единодушная реакция коллег Репс по нелёгкой министерской доле, накинувшихся словно шакалы на вконец запутавшуюся в своём жалком вранье бедную женщину, вместо того, чтобы защитить её от полицейских нападок. Sputnik Эстония был окончательно заклеймён как сугубо пропагандистский и недостойный общения на том основании, что его работа финансируется российским бюджетом. Як кажуть наши новые союзники по общему русофобскому фронту: «Не бачу логiки!». Точно на таком же основании эстонским чиновникам следовало бы запретить общение, к примеру, с той же британской государственной телерадиокомпанией или с нашей родимой ERR, являющейся, в свою очередь, эстонской государственной телерадиокомпанией.

К слову сказать, «независимость» местных СМИ, принадлежащих крупным иностранным медиа-холдингам, тоже весьма условна. Так что весь сыр-бор вокруг Sputnik Эстония вызван лишь тем, что сама Россия в Эстонии объявлена главным и единственным врагом несуществующей эстонской независимости, давно уже проданной её правителями с потрохами за бесценок в общее пользование США и ЕвроСоюзу.

Из всей этой забавной истории эстонские политики сделали для себя весьма практичный вывод: если хочешь уничтожить карьеру конкурента, пошли к нему корреспондента «Спутника». Так что теперь, едва лишь завидев "фирменные" чёрно-жёлтые-белые, словно русский имперский флаг, спутниковские цвета, местные чиновники панически натягивают поглубже шапки и трусливой рысцой перебегают на другую сторону улицы, ища спасительную подворотню.

От лица всего коллектива «Эстляндских Губернских Ведомостей» и от себя лично сердечно поздравляю редактора Елены Черышеву и весь дружный коллектив Sputnik Эстония и желаю, чтобы и последующие годы их работы прошли на страх и трепет недругам правды и здравого смысла!

Аллан Хантсом, редактор «Эстляндских Губернских Ведомостей»

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

Вот уже четырнадцатый грузовик с гуманитарной помощью, укомплектованной эстонским НКО "Добросвѣтъ", скоро отправится в далекий Донбасс.
Пострадавшим от военных действий жителям привезут медицинское оборудование для госпиталей, в том числе каталки, "ходунки" и другие вспомогательные приспособления.
До сих пор публикаций о НКО "Добросвѣтъ" (далее — "Добросвет") в эстонских СМИ было немного — уж больно неоднозначной выглядит деятельность этой организации в свете официальной политики Эстонской Республики касательно конфликта в Донбассе.
Чтобы об этом некоммерческом объединении, единственном в своем роде в Эстонии, узнало из первых рук как можно больше жителей страны, Sputnik Эстония взял интервью у члена правления НКО "Добросвет" Аллана Хантсома.

 

- Аллан, что такое — эстонский "Добросвет"? Когда и кто это дело начал?
— История довольно извилистая, ибо с самого начала были такие трудности и проблемы, что, если б мы заранее о них знали, то действовали бы во многом иначе.
В рамках инициативы ныне уже исчезнувшей рижской организации "Балтия-Новороссия" 24 июня 2014 года на специальном совместном заседании правлений Союза неграждан Эстонии и НКО "Родина" было принято решение начать сбор помощи жителям Донбасса, тогда уже охваченного пожаром войны.
Мы дали в СМИ и соцсети информацию об этом. И с нами стали выходить на контакт желающие помочь. Вскоре благодаря Элине Есаковой, предоставившей помещение офиса своей фирмы в переулке Маяка в Таллинне, мы смогли открыть там первый эстонский Центр приема гуманитарной помощи жителям Донбасса.
Что меня тогда поразило и оставило след в душе до сих пор: в первые же дни люди буквально завалили все помещение импровизированного Центра принесенными от сердца дарами — продуктами, вещами и медикаментами.
Мы решили почти сразу: нам самим придется позаботиться о том, как доставить все в Донбасс. Вот так 7 июля 2014 года и родилось некоммерческое объединение "Добросвет".
- А почему назвали именно так?
— Не могу даже припомнить: название пришло как бы само собой, по наитию, все его одобрили, и так оно и вошло в историю.
- Кто были те первопроходцы, в самом начале?
— В правление вошли Элина и Алексей Есаковы, предприниматель Андрей Легкоступ, а также представители Союза неграждан Эстонии и НКО "Родина". Это и был костяк "Добросвета".
Каждый должен был по мере своих возможностей заниматься определенной стороной дела: юридической, транспортной, таможенной, информационной, и уж, конечно же, непосредственно приемом и упаковкой гуманитарной помощи.
- Казалось бы, совсем недавно это было: ваш первый автофургон, внимание прессы, давление в интернете, подножки мелкие... А ведь два года прошло?
— Да, время пролетело. Но все-таки 4 октября 2014 года первый фургон с собранной жителями Эстонии гуманитарной помощью разгрузился в своем конечном пункте назначения — городе Донецке. Что характерно, это был первый официальный гуманитарный груз, отправленный из Европейского союза в непризнанные народные республики Донбасса.
- Откуда сейчас приходит помощь и как вы держите связь с дарителями?
— Первое время помощь приходила просто от жителей Эстонии, всем сердцем и душою переживающих за народ Донбасса. За несколько месяцев существования Центра приема гуманитарной помощи на Маяка его посетили более полутысячи человек.
Люди всех национальностей и вероисповеданий, зачастую принадлежащие к совершенно противоположным социальным слоям, от души несли все, что могло помочь жителям Донбасса, страдающим от ужасов гражданской войны.
Постепенно мы выработали определенные требования к приносимой помощи. Во-первых, ограничены возможности ее хранения, во-вторых, при транспортировке через несколько государственных границ возникают некоторые трудности, чего мы в самом начале и не знали. А вот сейчас большинство гуманитарных грузов приходит от жителей Европы и из европейских гуманитарных организаций, основанных, между прочим, выходцами из бывшего СССР. Грузы идут из Франции, Германии, Норвегии, Словакии, Ирландии, Великобритании, Латвии, Швейцарии и других стран Европы.
Связь держим по телефону и через интернет. А полтора года назад в Афинах даже прошел форум представителей европейских гуманитарных организаций, оказывающих помощь Донбассу. Там же было принято решение о координации действий в этом направлении в рамках провозглашенного проекта "ЕвроГум".
- Упаковка, расфасовка, особенно зимой, это, наверное, трудоемкое дело?
— Это действительно очень трудоемкое дело. Каждый принесенный или привезенный груз необходимо исследовать на предмет его пригодности, записать, переупаковать и оформить в соответствии с таможенными требованиями.
- Откуда у вас транспорт? Как вы находите водителей? Есть такие, кто возит груз не первый раз?
— Вот в этом нам помогают наши друзья и товарищи из Всероссийского клуба мотоциклистов "Ночные Волки". Именно они заказывают, оплачивают и, при необходимости, сопровождают автофургоны в Донбасс, за что им наше огромное братское спасибо! Собственными силами мы бы такое, конечно, не потянули.
- Аллан, а как встречают груз на месте? Как вы узнаете, справедливо ли распределена помощь?
— У нас же есть волонтеры и на местах приема и распределения гуманитарных грузов. Они ведут строгую отчетность, каждый раз посылая нам фотографии с раздачи гуманитарной помощи. Кроме того, мы регулярно получаем отзывы и благодарности от социальных учреждений, церковных приходов, от простых жителей Донбасса. Отзывы и фотографии мы публикуем на нашем сайте в социальной сети, так что это вполне открытая и проверяемая информация.
- Что именно требуется там, в Донбассе?
— Требуется буквально все. В первую очередь, конечно, продукты длительного хранения и одежда, а также медицинское оборудование. Кроме того, детям нужны игрушки и книжки, а домашним питомцам — корм. Ведь жизнь идет своим чередом даже на прифронтовых территориях.
- Не препятствуют ли власти Эстонии сбору и отправке грузов?
— Слава богу, препятствий со стороны властей Эстонии сегодня мы не испытываем. В первое время — да, чувствовалось некоторое напряжение, после нескольких "задушевных бесед" с сотрудниками Полиции безопасности.
Некоторые активисты "Добросвета" были вынуждены даже отказаться от своего участия в гуманитарной деятельности. У них были на то причины, никто их не осуждает. Наоборот, мы им сочувствуем и сопереживаем, жалеем их и о них.
Однако мы искренне надеемся, что теперь это уже пройденный этап, и на данный момент общее отношение со стороны государства вполне корректное. С другой стороны, мы не маленькие глупенькие дети, чтобы обижаться на эстонское государство. В навороченном клубке политики такой "интерес" к нам если не очень правомерен, то уж, по крайней мере, понятен. Служба у них такая, что ты с этим сделаешь. Они убедились, что нами движет гуманность, мы вполне благоразумные жители Эстонии, а не экстремисты какие-то. Ну вот и перестали проявлять назойливое внимание.
- ...Хотя от неназойливого никто не застрахован. А как вы находите средства для той же аренды складов?
— "Добросвет" — некоммерческое объединение со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе и печальными. Средства на аренду склада и оплату расходов по упаковке гуманитарной помощи поступают от самих волонтеров и частных лиц со стороны, за что им всем наша огромная благодарность. К сожалению, пожертвования нерегулярны. Вот из-за этого у нас периодически возникают задолженности по аренде, ликвидировать которые приходится методом "авральных" призывов о помощи через СМИ и соцсети. Помогает.
- "Кто что имеет, тот тем и владеет". Не было ли случаев кражи гуманитарной помощи?
— Я думаю, что гуманитарная помощь это не совсем та сфера, где можно поживиться. Воров, а также любителей легких денег и халявы среди нас не было, нет и не будет.
- До каких пор вы предполагаете работать?
— Честно говоря, из-за периодической нехватки средств на оплату аренды склада и постепенного налаживания социальной сферы в Донбассе, мы планировали завершить нашу гуманитарную миссию с отправкой последних грузов. Не тут-то было! Почти каждый месяц от жителей Европы для Донбасса приходят все новые и новые грузы. Это значит, что думать о закрытии нам еще рано. Будем работать до тех пор, пока Донбассу нужна помощь извне и пока есть желающие эту помощь оказывать.
- Для чего вы этим занимаетесь? Вопрос очень простой, а ответить нелегко, чтобы не впасть в пафос.
— Я думаю, что, помогая ближним — в библейском понимании этого слова, в данном конкретном случае — жителям Донбасса, мы помогаем в том числе и самим себе, становясь чуточку лучше и добрее. Не нужно стесняться собственной доброты, если хочешь и можешь кому-то помочь. Просто делай это, и не надо ждать каких-то особых знамений и персональных посланий из космоса. Их не будет. Но к себе ты станешь относиться с уважением. Хотя кричать на весь свет, ах, какой я благодетель, не надо. Это уже из области больной психики — кликушество называется.
- Есть ли пожертвования от предприятий, бизнеса в Эстонии?
— Были и есть частные пожертвования от предпринимателей, имеющих бизнес в Эстонии, так будет сказано юридически корректно. Поскольку официально наше государство всячески нынешний киевский режим поддерживает, то явно выраженная симпатия к его, скажем так, оппонентам, нашими верхами как минимум не приветствуется. Поэтому подставлять бизнес я бы не стал.
- Когда для вас наступает самый важный момент: отправили машину, она дошла до места или когда вам приходят весточки из Украины, что помощь попала тем, кто в ней нуждается, или еще что-то?
— Я так отчетливо помню, с каким волнением осенью 2014 года мы ждали прохождения эстонско-российской границы именно нашим первым автофургоном с гуманитарной помощью для Донбасса, собранной именно в Эстонии, погруженной лично нами в арендованный именно нами контейнер на Петербургском шоссе... темным вечером, под проливным дождем и холодным ветром... Как же мы переживали из-за задержки при контроле груза!
Конечно, никакой подлости со стороны таможни мы не ждали, да и не было ее... Но были и такие мнения. На самом деле, это было обусловлено нашей тогдашней абсолютной неопытностью и незнанием точных таможенных требований. Да мы же были дилетанты, такие благонамеренные и такие еще наивные!
А тогда в едином порыве эмоций мы даже написали красивое письмо в Администрацию Президента Российской Федерации с убедительнейшей просьбой помочь в решении данной проблемы! Не знаю, сработало ли это, ответа мы не получили, но машину в итоге все-таки пропустили. Помню, как радостно, как приятно было получить те самые первые благодарственные отзывы и фотографии от обрадованных помощью жителей Донбасса. Понимаешь, мы сделали это! Вот это было главным — чувство, что мы смогли, своротили гору. Стимул совершенно мощнейший! Сейчас нами готовится к отправке уже четырнадцатый автофургон, но для нас, "добросветов", тот, первый, конечно, навсегда останется самым памятным и драгоценным.

Вопросы задавал Александр Иконников.

Опубликовано в ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика