Показать содержимое по тегу: Чичагов

К концу 18-го века в Швеции вновь затосковали об утерянных во время Северной войны прибалтийских землях, за которые русский царь Пётр Великий честно уплатил ей 2 миллиона ефимков — почти 56 тонн серебра. На волне бушевавших реваншистских настроений и на полученные от англичан деньги король-мужеложец Густав III в апреле 1788 года объявил войну России, воспользовавшись тем, что основные силы русской армии были брошены на турецкий фронт.

«Инцидент в Пуумало»

Поводом к объявлению войны стало разыгранное переодетыми в русские мундиры шведскими солдатами «нападение» на финское местечко Пуумало. Мундиры для этого «представления» были специально пошиты портными шведской Королевской оперы. В 1939 году подобным же «рецептом» воспользуется гитлеровская Германия, чтобы напасть на Польшу (так называемый «Инцидент в Глейвице»).

Чтобы отрезать пути к мирному разрешению, Густав III предъявил России ультиматум с заведомо невыполнимыми условиями: возвращение Швеции финских и карельских земель, а также полное разоружение Балтийского флота.

В течение двух лет между воюющими державами произошло несколько крупных сражений как на суше (Бой у Керникоски), так и на море (Гогландское и Первое Роченсальмское сражения), однако решающего успеха в войне не имела ни русская, ни шведская сторона.

Сражение на Ревельском рейде

12-го (2-го по старому стилю) мая 1790 года шведская эскадра под командой герцога Карла Сёдерманландского вышла на Ревельский (Таллинский) рейд и встала у острова Наргин (Найссаар), чтобы уничтожить или захватить базировавшие в Ревеле корабли Балтийского флота, которыми командовал адмирал Василий Чичагов. Вот как писал о дальнейшем развитии событий известный русский историк Феодосий Фёдорович Веселаго:

«Эскадра Чичагова, ожидавшая неприятеля, стояла на Ревельском рейде, по направлению от гавани до отмелей горы Вимса. В первой линии находилось 10 кораблей и фрегат; во второй, против промежутков кораблей, четыре фрегата, имея на флангах по бомбардирскому кораблю. В третьей — 7 катеров.

Остальные суда находились в гавани, у ворот которой в полной готовности к действию стояли канонерские лодки. У всех судов, расположенных на рейде, завезены были верпы для двойного шпринга, и при появлении неприятеля наши корабли обратились к нему правым бортом.

Шведский флот, находившийся под начальством герцога Зюдерманландского, состоял из 22 кораблей, 4 фрегатов и 4 мелких судов. При усиливающемся западном ветре и значительном волнении неприятель в линии баталии вошел на рейд, и передовой корабль его, поравнявшись с четвертым от левого фланга нашей линии кораблем «Изяслав», привел к ветру на левый галс и дал залп.

Но, по случаю значительного крена и торопливого прицела, большинство шведских снарядов безвредно рикошетировали мимо наших кораблей, меткие выстрелы которых наносили существенный вред неприятелю. За передовым кораблем, быстро пронесшимся по нашей линии к стороне Вульфа, следовали в таком же порядке и другие корабли.

Некоторые из них, пробовавшие подходить на близкую дистанцию и, для уменьшения хода и крена, убавлявшие паруса, встреченные и провожаемые полными прицельными залпами, ядрами и картечью, с большой потерей людей и значительными повреждениями рангоута и такелажа принуждены были выходить из-под выстрелов, не сделав нашим судам серьезных повреждений.

Особенно пострадал от одной ничтожной случайности корабль шведского генерал-адмирала, на котором заевший в шкиве подветренный фока-брас не позволил привести корабль своевременно к ветру и заставил его дрейфовать на «Ростислав», осыпавший его несколько времени с самого близкого расстояния ядрами и картечью. Другой, 64-пушечный корабль «Принц Карл», шедший 15-м в линии, потеряв грот и фор-стеньги, после десятиминутного сражения бросил якорь и вместо шведского флага поднял русский.

Герцог Зюдерманландский, наблюдавший за ходом сражения с фрегата, находившегося вне выстрелов, велел прекратить бой, и последние 9 кораблей неприятельской линии, уже не открывая огня, приводили к ветру и удалялись к северу. Сражение продолжалось около двух часов.

У шведов, кроме сдавшегося корабля, другой стал на риф севернее острова Вульфа и был сожжен, а третий еще до начала сражения приткнувшийся на Новую мель севернее Наргина был снят с большим трудом, принужденный выбросить за борт до 40 орудий. Потери неприятеля в людях, по свидетельству шведских историков, доходили до 150 человек, у нас же убитых и раненых было только 35».

При отступлении шведской эскадры один из повреждённых кораблей, «Riksens Ständer», сел на мель и был сожжён шведами. В 1897 году при помощи гидрографического корабля «Секстант» его пушка и якорь были подняты со дна и установлены у здания Ревельского Русского Общественного собрания (ныне там находится Центральная библиотека).

За блестяще одержанную победу адмирал Чичагов получил высшую награду Российской империи - орден святого Андрея Первозванного, его сын - капитан Павел Васильевич Чичагов — орден святого Георгия IV степени, а командиры кораблей русской эскадры — золотые шпаги с надписью «За храбрость».

Конец войны

Хотя Ревельское сражение и не стало последним боем войны, однако сохранило для России важную стратегическую базу на Балтике.

Понадобилось ещё несколько кровавых столкновений с ужасными потерями для обеих сторон (Выборгское и Второе Роченсальмское сражения), прежде чем 14-го (30-го по старому стилю) августа 1790 года в финском местечке Верель (ныне Вяряля) между Россией и Швецией был подписан мирный договор на условиях сохранения довоенных границ и отказа от взаимных претензий.

Опубликовано в ИСТОРИЯ