Показать содержимое по тегу: русофобия в Эстонии

Сравним два заголовка новости, рассказывающей об одном и том же событии: «Попов не исключает, что в русскоязычной общине COVID-19 распространяется сильнее» и «Попов: в Таллинне и Харьюмаа есть тенденция к росту заболеваемости COVID-19». Почувствуйте разницу! Получается, что с русскими что-то не так, они – опасны для Эстонии.

121241318 644580746445542 5540672537673268651 n

Первую новость выдал портал rus.postimees.ee, вторая – rus.err.ee. Первую выдало частное СМИ, вторую – общественно-правовое, практически государственное. Обе появились сразу после передачи русскоязычного ЭТВ+ «Кто кого?» на тему «Есть в русских СМИ Эстонии негатив в отношении тех или иных национальностей?».

121237315 339018093835739 4049439576683696226 n

Главный редактор портала rus.postimees.ee Олеся Лагашина чуть ли не божилась в телеэфире, что возглавляемая ею русская редакция – идеал освещения проблем, в которых затрагивается этнический мотив. Но это опровергает заголовок рассматриваемой новости.

Уже заголовок провокационно заявляет, что «русская община» Эстонии объективно больше, чем остальная Эстония подвержена заразе. При этом приписывается такая оценка Аркадию Попову – руководителю службы Скорой помощи Таллинской Северо-эстонской региональной больницы (PERH) и созданного при Департаменте здоровья медицинского штаба борьбы с коронавирусом. Мол, он высказался так в утренней передаче Terevisioon эстоноязычного ЭТВ.

ЭТВ: мелочь, а… НЕ приятно

Но, это – ЛОЖЬ! Не говорил такого Аркадий Попов. Привожу фрагмент его диалога в эстоноязычной передаче ЭТВ с журналистом Катрин Вийрпалу:

Попов: «В Харьюмаа и Таллине наметился тренд роста заболеваемости. Вот я перед вами в маске. Мы должны к этому привыкнуть. Это – не наказание для людей. Это – профилактика…».

Вийрпалу: «При рассмотрении Ида-Вирумаа и Таллина обращает на себя внимание, то, что Ласнамяэ – это регион, где больше всего заразившихся. Нет ли проблемы в недостатке информации у людей, для которых русский язык – родной?». (Показательно, как лицемерно и «трогательно» журналист маскирует свою бестактность «заботой» о здоровье в Ласнамяэ).

Попов: «Ясно, что такая проблема может существовать. Не могу это исключить. Но я точно знаю из бесед с семейными врачами и людьми, что последние знают об опасности этой болезни, однако они…».

Далее доктор Попов пояснил, что « люди сейчас не до конца осознают серьезность ситуации и остаются в плену обманчивого чувства безопасности, поэтому ведут себя менее осторожно». Рассказал и о такой причине, как существующая система финансовой компенсации больничных, которая «толкает людей выходить больными на работу, чтобы не лишиться существенной части зарплаты. Игнорировать это уже нельзя».

То есть доктор Попов сначала автоматически соглашается с тележурналистом, так сказать, вообще, но тут же, по конкретному случаю, опровергает собеседницу. Он не только деликатно и небезосновательно уходил от подчёркивания журналистом этнического момента в регионах, где компактно живёт основная масса, да, в основном русскоязычного, но и всего населения страны.

Как государственно мыслящий чиновник, он обратил внимание ещё и на то, что причиной повышенной заболеваемости жителей названных журналистом Катрин Вийрпалу регионов, в которых компактно проживает русское и русскоязычное население, имеет социально-экономическую подоплёку, и её, по его мнению, надо устранять. Браво, Аркадий Попов!

Новые «капли дёгтя» от ERR

Это было в эстоноязычном телефире радиотелевизионной корпорации EER. Далее, её служба новостей err.ee (редактор Мирьям Мяэкиви) тут же выпустила по этому поводу новость под точным и нейтральным по смыслу заголовком: «Попов: защитная маска это – профилактика, не наказание» (в оригинале: «Popov: kaitsemask on profülaktika, mitte karistus»).

И всё бы ничего, да журналист err.ee в тексте новости превратно толкует слова доктора Попова, а именно: «Согласно утверждению интервьюируемого, сейчас COVID-19 особенно распространён в Ида-Вирумаа, также в Таллине. Отчасти проблема может быть в худшей доступности соответствующей информации среди русскоязычного населения, ответил Попов».

Повторяю: так об этом Аркадий Попов не говорил! И вот, сознательно ли, подсознательно ли, но появляются уже брызги «дёгтя». Ещё раз: Попов не упоминал Ида-Вирумаа. Этот регион назвала, ни к селу, ни к городу, телевизионный журналист. Доктор Попов допускал в принципе проблему недостаточной информированности, причём всего населения названных им (им!) регионов, причём тут же он категорично назвал две, совсем другие, названные выше причины «вспышки» заболеваемости.

А тут уже и русская редакция того же ERR переводит на русский язык, точно упоминая в заголовке сказанное Аркадием Поповым («Попов: в Таллинне и Харьюмаа есть тенденция к росту заболеваемости COVID-19»), но повторяет неточность в эстонском оригинале err.ee: «Врач также не исключил, что особенно быстрые темпы распространения вируса в Ида-Вирумаа и столичном районе Ласнамяэ могут быть связаны с меньшей доступностью к информации о коронавирусе русскоязычного населения». Увы, снова фейк!

Postimees усилил русофобию

Возможностью поживиться на русофобии тут же воспользовались порталы издания Postimees/Постимеэс, которое так угодливо и спорно восхваляла Олеся Лагашина в телефире ЭТВ+. Что касается заголовка русской версии новости rus.postimeees.ee, да и всего текста, то сдаётся, что это – перевод с эстоноязычной новости postimees.ee. Что по словам Лагашиной обычное дело.

Но не понять (впрочем, что тут непонятного?), почему из 9-минутного интервью Аркадия Попова на ЭТВ и новости корпорации ERR, кстати, многопланово осветившей различные актуальные аспекты проблемы с коронавирусом, эстонская редакция Постимеэс «вытащила» на поверхность только (только!) этническую составляющую, о чём, как уже сказано, Попов не сказал ни одного слова?

А потому стоит повторить фейковый заголовок новости postimees.ee и rus.postimees.ee: «Попов не исключает, что в русскоязычной общине COVID-19 распространяется сильнее» или в эстонском оригинале: «Popov ei välista, et venekeelses kogukonnas levib viirus rohkem».

Примечательно, что на эстонском языке новостные тексты, что на err.ee (по времени – 8:39), что на Postimees.ee (соответственно – 8:47) фрагмент текста совпадает буква в букву, то есть, один фейк в двух флаконах, причём второй портал можно упрекнуть в плагиате.

Фейк в новостную ленту выпустила и русскоязычная редакция Олеси Лагашиной Rus.postimees.ee: «Сейчас вирус особенно распространился в Ида-Вирумаа и Таллинне среди русскоязычных и, по словам Попова, нельзя исключать, что частично это может быть связано с худшей доступностью актуальной информации». Упоминание «русскоязычных» – выдумка, а отсутствие информации в словах врача Попова не относилось к «русским» регионам.

При этом добавлю от себя: возможно, проблема у русских и есть (например, объясняемая ментальностью русских, вспомним расчёты «на авось»), но в данном случае всё высосано из пальца, а идея-фикс приписана доктору.

Громкое саморазоблачение

Вышесказанное «анатомирование» русофобии в мягкой форме служит хорошей иллюстрацией поднятой на телеканале ЭТВ+ проблемы в передаче «Кто кого?». Поводом стало обращение местного Конгресса украинцев в эстонские государственные инстанции. Утверждается, что русскоязычные Интернет-порталы Эстонии нелестно отзываются об украинцах Эстонии, усиливают негатив за счёт заголовков новостей.

Повторю тему обсуждения в телепередаче «Кто кого?»: «Есть ли в русских СМИ Эстонии негатив в отношении тех или иных национальностей?». Увы, сама передача разочаровала. Так и не были оглашены конкретные упрёки Конгресса украинцев. Не был дан чёткий ответ и на главный вопрос: так существует ли ксенофобия и, в частности, русофобия, в СМИ Эстонии?

В передаче выступала и, кстати, малоубедительно, Олеся Лагашина. Прежде всего, она как бы спряталась в кустах, оправдываясь тем, что новости rus.postimees.ee на русском языке в основном составляют на базе новостей с родственного эстоноязычного портала Postimees.ee.

Мало того, она призналась и в том, что Postimees/Постимеэс раздражает и русскую и русскоязычную публику: «Русские в целом не жалуются, хотя и русский человек чувствует это негативное к себе отношение». Это – цитата из реплики Лагашиной, опубликованной в газете Postimees (5 октября 2020).

Поразительное признание! Так что же это такое – «негативное отношение»? Ясно, что это не просто критика, тем более объективная, тем более допускающая упоминание национальной принадлежности согласно эстонскому Кодексу журналистской этики только при безусловном общественном интересе. Негативное отношение сродни очернительству, то есть представлению кого-то или чего-то, как что-то отталкивающее, раздражающее, достойное осуждения.

Конечно, Олеся Лагашина права в том, что несерьёзно замалчивать факты, события или явления только потому, что они связаны с упоминанием этнического момента. Просто есть красная черта, которую определяют СМИ согласно нравственным нормам и требованиям обеспечивающим общественное спокойствие. Если она нарушена, то прямой путь для обиженного или оскорблённого – обращение к руководству СМИ-обидчика, в государственные институты и суд.

Димитрий Кленский

dimitri klenski1

Послесловие. Примечательно, что участвовать в передаче пригласили и представителя азербайджанской диаспоры, но не нашлось места русским, которые составляют четверть населения Эстонии. Странно, так как именно негативное отношение к русским и России в СМИ Эстонии общеизвестно (как сказано выше, это признала и Олеся Лагашина). А это позволительно благодаря моноэтнической идеологии нашей этнократии и государственной антироссийской политике.

Если для кого-то этот разговор показался неубедительным, то напомню, что слушатели телепередачи ЭТВ+ «Кто кого?» на поставленный авторами передачи вопрос «Есть ли в русских СМИ Эстонии негатив в отношении тех или иных национальностей?» дали вполне чёткий ответ. 83% опрошенных слушателей считают: «Да, это очень часто встречается» и только 13% полагают, что «Нет, это бывает редко».

Подписывайтесь на Telegram-канал "Эстляндских ведомостей"!

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

Известно немало печальных историй о том, как русские в Эстонии лишались работы по причине незнания эстонского языка на должном уровне. На протяжении трёх десятков лет существования второй Эстонской Республики русский язык упорно и методично вытеснялся её властями из всех общественных сфер: с улиц снимали таблички, дублирующие названия улиц на русском, русскоязычные школы закрывались, а некоторые работодатели порой даже вводили штрафы за использование их сотрудниками русской речи во время работы.

Однако, как это не парадоксально для государства с жёстким моноэтническим режимом, бывают и обратные случаи. Рупор Эстонской консервативной народной партии (EKRE) - портал Uued Uudised ("Новые Новости") - опубликовал анонимный "крик души" эстонца, лишившегося работы по его собственному утверждению - из-за тотального засилья в Эстонии русского языка. По словам автора письма, на его прежнем рабочем месте в одном из таллинских учреждений ситуация якобы полностью вышла из-под контроля из-за "лицемерия эстонских менеджеров". "На словах они утверждали мне, что рабочий язык у нас - эстонский, но 100% всех русских сотрудников, которые владели эстонским языком, говорили с этими эстонскими менеджерами только на русском языке!" - пожаловался он.

Чужой среди своих

"Я только что уволился с новой работы конторским служащим из-за нашествия "русского мира" в центре Таллина. От предыдущей я отказался, потому что меня раздражала русскоязычная реклама. ВСЕ эстонские менеджеры и конторские работники разговаривают с русскими на русском языке, хотя когда их спросили, является ли у нас русский язык рабочим, каждый из них подтвердил мне, что рабочим языком является эстонский, и что все сотрудники говорят по-эстонски.

Я трижды просил менеджеров разговаривать с русскими сотрудниками на эстонском, но никто из них этого не сделал. Я даже особо подчеркнул, что им не следует стыдиться государственного языка, и посоветовал им помочь русским в практике использользования эстонского языка, но НЕТ! Один русский в конторе, и он идет к руководителю офиса и к другим, общаясь на русском языке!

Более того, в конторе он общается на русском языке и со своими эстонскими коллегами! Мне в виде исключения он говорит tere* и head aega**, но не другим! И шеф говорит ему "dasvidanja"! Я сообщил руководству, что буду общаться с коллегами и клиентами только на эстонском или английском языках, оно согласилось, но само продолжает использовать русский. К примеру, я разговариваю с русским коллегой по-эстонски, но тут заходит эстонский босс и заговоривает с ним по-русски!

Я сейчас так подавлен, что несколько дней назад у меня случился приступ гнева, и я был вынужден уволиться с работы. Я был зол, потому что один русский коллега громко кричал на меня из-за того, что я не говорю по-русски! Он орал на меня на государственном языке, я тоже повысил голос, но клиенты были в зале! Причина, по которой они должны знать эстонский, а не русский, то, что он работает в эстонском государстве, якобы не должна быть аргументом, а то, что для меня клиенты из соседних стран и другие люди в Эстонии равны, дескать, ошибочное утверждение. Он кричал, что финны и финский язык - это ничего не значит, и вообще, ЗДЕСЬ это не так, потому что "нас" больше!

До недавнего времени он меня ещё как-то "терпел", но его сострадательные русские сослуживцы проявили активность и поспешили "спасти" соотечественника от меня. Было трагикомично, когда во время моей работы они подскакивали ко мне и начинали на русском дублировать мои слова клиенту по своей собственной инициативе! Пара русских "помощников" обратилась по-русски и ко мне, но я любезно проинформировал одного из них, что со мной на этом языке говорить смысла нет - если он принципиально отказывается от эстонского, то пусть разговаривает с русскими. Думаю, что он пожаловался на меня другим.

Кричащий коллега спросил меня, как у полного аборигена, как я могу работать в одиночестве по вечерам (!), если рядом нет переводчика? И что, для меня переводчик должен быть всегда рядом?

Если бы мои здоровье и нервы выдержали это, было бы интересно понаблюдать за дальнейшим развитием событий: дали бы мне руководители "иммунитет" от будущего этнического нападения злого русского сослуживца? Или уволили бы меня за мою "эстонскость" в интересах сохранения мира на работе?

Именно отказ руководства говорить на государственном языке дал возможность для возникновения такой ситуации (из-за одного сумасшедшего шовиниста я бы не ушёл и справился бы сам, но я не собираюсь соблюдать покорность). Однако мои соотечественники сдались (сами не соблюдая Закон о языке), и теперь, видимо, я, к сожалению, долгое время буду безработным во время такой тотальной безработицы".

Ну что тут посоветуешь бедолаге? Как говорил финскому полицейскому незабвенный Лев Соловейчик в замечательной кинокомедии "Особенности национальной охоты": "А ты, родной, русский всё таки учи, пригодится!".))

Аллан Хантсом

*Привет

**До свиданья

Опубликовано в ОБЩЕСТВО