Показать содержимое по тегу: Мати Хинт

Если эстонизация школы – не «эхо» нацизма или русофобии, то это – расизм, а сами эстонизаторы – расисты

Мэр города Кейла Энно Фельс возмутился тем, что председатель попечительского совета Кейлаской основной школы Оксана Пост назвала в своё время «обыкновенным нацизмом» начавшееся уничтожение в её родном городе образования на русском языке.

oksana post sud

Всех мастей эстонизаторы образования клянутся, что никакие они не «фашисты» или русофобы, они-де заботятся о будущем благе иноязычных детей, более того, раздельные школы с эстонским и русским языками обучения считают… сегрегацией?!

Во-первых, эстонизация чаще всего проводится против воли родителей и детей, то есть принудительно или добровольно/принудительно. А потому, во-вторых, разговоры о сегрегации неуместны, так как она подразумевает принудительное разделение, а большинство русское и русскоязычных жителей (да и эстонцев!), неважно по каким причинам, стоит именно за раздельное образование на эстонском и русском языках. В третьих, практика показывает, что эстонизация в целом оказывает пагубное влияние на развитие иноязычных детей, раскрытие их способностей.

В своей последней статье председатель НКО «Русская школа Эстонии» Мстислав Русаков ссылается на исследования профессоров Александера Пулвера и Ааро Тоомела. Они в своём исследовании (под эгидой Института психологии Таллинского университета) «Иноязычный ребёнок в школе Эстонии» пришли к очевидным выводам касательно таких детей, обучающихся в школах с эстонским языком обучения: «Сначала они становятся изгоями, потом их с грехом пополам принимают, но при этом они должны быть большими эстонцами, чем эстонцы. Не говоря уже о такой мелочи, что одарённые дети показывают средние показатели, а средние – низкие».

Расизм он и в Эстонии расизм

Что такое расизм? Это – «совокупность идеологических воззрений, в основе которых лежат положения о неравноценности человеческих рас и о решающем влиянии расовых различий на историю и культуру». Или: «Доктрина, провозглашающая превосходство одной человеческой расы над другой». NB! Важное дополнение: сегодня международное право приравнивает дискриминацию по расовому признаку с ущемление прав любой этнической общности.

Найдутся успешные и обеспеченные (сытые) люди, которые скажут, что в целом с этим в Эстонии дела не так уж и плохи. Доказательство тому – витиеватая позиция мэра одного из городов северо-востока Эстонии: «У нас в стране полной дискриминации нет, но, конечно, тяжелее русскому человеку пробиться».

А вот что пишет российский учёный Владимир Малахов: «Расизм, практиковавшийся вплоть до конца XIX столетия (рецидив которого имел место в Германии между 1933 и 1945 годами), можно назвать традиционным, или классическим. Расистов наших дней трудно заподозрить в расизме. На уровне декларируемых тезисов они абсолютно корректны».

И другой учёный Виктор Шнирельман, да не только он, считает, что расизм сегодня эволюционирует и приспосабливается к новой ситуации, поэтому возникает основание говорить о «новом расизме». Он отмечает групповую (этническую или этнорасовую) идентичность с абсолютизацией её значения. Идея превосходства подменяется идеей культурной и цивилизационной «несовместимости», утверждения о том, что представители разных «культур» радикально отличаются в духовном плане и ни при каких обстоятельствах не должны смешиваться, чтобы сохранить эти отличия.

Дерусификация и ассимиляция

Так вот, иезуитство эстонизаторов в том и состоит, что противостоя такому межэтническому смешению, они же, чуть ли не из гуманных соображений, настойчиво стремятся идейно, мировоззренческий гомогенизировать (в этом – стержень государственного образования) многонациональное население страны. Но, кстати, для этого хватило бы и единой в стране школьной и гимназической учебной программы, что и имеет место быть в Эстонии.

Это, к примеру, значит, что эстонские и русские учащиеся одинаково усваивают на уроках истории зловещую роль России в истории Эстонии. Но тогда вопрос: причём тут язык образования?

Эстонизаторы высокопарно декларируют преимущества обучения на эстонском языке. Это, якобы, увеличивает конкурентоспособность на рынке труда. Увы, это даёт ограниченный эффект, что доказывают социологические исследования. Это столь очевидно и эстонизаторам, что закрадывается мысль – не для этого ли они и стараются? Ответ давно дал один из лидеров Народного фронта Эстонии, филолог Мати Хинт, который отстаивая восстановление независимости Эстонии, справедлоиво утверждал, что язык – это стержень национальной идентичности.

Заметьте: не кровь! Но сегодня эстонизаторы напирают именно на второе, расистски полагая, что на русских не распространяется постулат Мати Хинта.

Но не только для этого эстонизируют обучение. Прикрываясь чуть ли гуманными намерениями, эстонизаторы на самом деле ведут дело, если не сразу к ассимиляции, то, прежде всего, к дерусификации, что на первом этапе оборачивается размыванием русской идентичности. Утверждают, что это, будто бы уменьшит угрозы внутриполитической стабильности. Но вынужденно смиренное русское и русскоязычное население уже давно демонстрирует лояльность Эстонскому государству. При этом променяв свою национальную гордость, попытки защитить себя от неравноправия (не настаивая на полном равенстве) и это ради превращения потребительства в смысл своего бытия.

Национализм с двойным дном

Маскируя русофобский национализм с проявлениями расизма, эстонизаторы осуществляют дерусификацию целенаправленно, но пошагово. То есть, так, чтобы политически и социально ущемлённый неэстонец не сразу заметил это. Это потому, что насильственную ассимиляцию осуждают Евросоюз и ООН, впрочем, этим всё и ограничивается.

Тут важно дополнительное пояснение. И понятие национализма претерпело изменения. Ранее под ним на Западе понимали патриотизм, когда высшей ценностью признаются нация, ее примат в образовании государства. С этим можно согласиться, но тот же Евросоюз показал, что, как только такой классический национализм прошлого замешивается на идее превосходства одной нации над другой и реализуется за счёт других народов, их интересов и даже сохранения, он неизбежно превращается в naziонализм, то есть, в той или иной степени нацизм.

Скрыть это, и пытаются этнократия и её исполнители – эстонизаторы. Они объясняют публике свои истинные усилия т.н. гражданским национализмом, который призван определять нацию, как сообщество граждан. И это несмотря на то, что позорное пятно Эстонии – безгражданство, как бы (то есть на словах) осуждается Евросоюзом. Этнократы оправдываются тем, что они исторически не были готовы сразу предоставить гражданство всем инородцам, однако проблема, мол, осознана и постепенно решается.

На деле всё объясняется уменьшением в течение трёх последних десятилетий численности неграждан за счёт естественного старения и смертности людей. (Что уж там говорить про почти сто тысяч русскоговорящих эстоноземельцев, покинувших Эстонию навсегда в первой половине 90-х годов прошлого века).

Димитрий Кленский

dimitri klenski1

Послесловие

Принято считать, а это ярко демонстрирует европарламентарий от Центристской партии Яна Тоом, будто самое страшное националистическое зло в Эстонии – национал-консерваторы партии EKRE. Но войдя в правительственную коалицию, она наступила на горло собственной песне и заморозила своё стремление к всеобщей эстонизации учебных заведений с русским языком обучения. Та же Яна Тоом, всё чаще обнаруживающая «идейное родство» с реформистами, не замечает, что самые свирепые националисты-русофобы в Эстонии окопались даже не в лааровской националистической партии «Отечество» (Isamaa), а в ансиповской, Реформистской партии Эстонии.

Только что она представила в Рийгикогу законопроект, обязывающий правительство обеспечить к 2030 году всеобщий переход на эстонский язык обучения в образовательной системе Эстонии. А до этого, к 2024 году все детсады страны должны перейти исключительно на эстонский язык общения. Вот он – эстонский «novichok»: гремучая смесь расизма и дерусификации.

reformi erakond1

То, что это – не эмоции, говорят правовые выводы правозащитника, председателя НКО «Русская школа Эстонии» Мстислава Русакова, которые он изложил в своей статье «О ликвидации русской школы в Кейла. Часть III».

Подписывайтесь на Telegram-канал "Эстляндских ведомостей"!

Опубликовано в ОБЩЕСТВО