Вторник, 16 сентября 2014 01:39

Вальтер Шубарт – великий индоевропеец

15-го сентября исполнилось 72 года со дня смерти Вальтера Шубарта, автора гениальной книги "Европа и душа Востока", содержащей в себе пророчество будущего Индоевропейского Союза, должного придти на место современному противоестественному ЕЭСу, этому инкубатора исламизма на побегушках у Америки.

Вальтер Шубарт родился 5 августа 1897 г. (н. ст.) в тюрингском городе Зоненберг. Юношеские годы его прошли в г. Мейнинген, где он учился в гимназии с ориентацией на гуманитарные науки; с детских лет увлекался музыкой. С началом Первой мiровой войны изъявил желание отправиться добровольцем на фронт, но получил отказ из-за слабого зрения. Лишь в 1917 г. он был призван в армию; вернулся с войны офицером, имея награды.

После войны последовали учеба в университетах Йены, Гейдельберга и Мюнхена; получение ученой степени доктора юридических наук, работа адвокатом. В эти годы Шубарт начинает выступать как публицист. В одной из первых его работ – "Идеал разрушения мiра" ("Das Ideal der Weltzerstörung", Лейпциг, 1919-1920) – рассматривается еврейский вопрос.

В 1929 г. Шубарт женится на русской эмигрантке Вере Марковне Энглерт (ур. Берман; по семейному преданию, она была внебрачной дочерью кн. Долгорукова); от первого брака (с погибшим немецким летчиком) у нее было двое детей – Максимилиан и Инга. В 1931 г. у Шубартов рождается сын Александр, в 1934 г. – дочь Нора. Видимо, жена в значительной мере повлияла на его отношение к русскому человеку и к христианству; с ее помощью он начинает изучать русский язык. Она владела несколькими языками и тоже изучала право.

После прихода к власти Хитлера Шубарт не скрывает своего неприятия его идеологии – и уже в 1933 г. вынужден покинуть Германию; вместе с семьей он переезжает в Латвию, сначала в Вентспилс, к родственникам жены, а с 1935 г. – в Ригу. Там он приступает к изучению философии, получает еще одну докторскую степень, начинает читать лекции в институте им. Гердера и государственном университете.

Рижский период был для Шубарта плодотворным и в публицистическом плане. Он печатает философские статьи в австрийских, швейцарских, голландских, венгерских и прибалтийских журналах. В 1938 г. в швейцарском издательстве "Вита Нова" ("Vita Nova", Люцерн) выходит его первая большая книга – "Европа и душа Востока" ("Europa und die Seele des Ostens"). Эта книга после войны неоднократно переиздавалась по-немецки, а также в переводах – в Голландии, Англии, Франции и США.

В 1940 г., после присоединения Латвии к СССР, Шубарт прекращает преподавательскую деятельность, надеясь перебраться в Швейцарию или Венгрию. Однако советские власти предлагают ему работу в одном из московских институтов (по теме "западно-восточного примирения"). После отказа Шубарта следует арест его приемного сына Максимилиана и обыск на квартире, при котором конфискуется писательский архив, в том числе почти законченная рукопись новой книги "Культура и техника" (с тех пор она не разыскана). Лишь заступничество немецкого посла в Москве, графа фон дер Шуленбурга, который в эти дни оказался в Риге, способствовало освобождению Максимилиана: ему было предписано в 24 часа выехать в Германию – в декабре 1940 г. В начале 1941 г. уехали и другие дети, но родители разрешения на выезд не получили.

22 июня 1941 г. началась война между Германией и СССР. За два дня до сдачи Риги немцам Вальтер и Вера Шубарт были арестованы и, по слухам, отправлены в Сибирь. Даже после падения власти КПСС многократные запросы издательства "Русская идея" в современных архивах КГБ в Риге и в Москве оказались безрезультатны: «сведений в отношении Вальтера Шубарта выявить не удалось». Лишь в 1998 г. через немецкий Красный Крест по запросу родственников удалось узнать, что В. Шубарт умер в Казахстане в лагере для военнопленных 15 сентября 1942 г. в возрасте 45 лет.

Книга В. Шубарта "Европа и душа Востока" уникальна среди работ западных философов. На западе нет другого труда о России, сравнимого с книгой Шубарта по искренней симпатии к русскому народу. Труд Шубарта остается по сей день единственным на Западе, в котором речь идет об уникальном всемiрном призвании русской цивилизации. И именно тот факт, что не мы сами себя столь высоко оцениваем, а иностранный автор, глядящий состороны, и состовляет объективную ценность данного издания. В книге даны сравнительные характеристики западноевропейских и русского народов, из чего автор не только выводит непригодность западных моделей для России, но и о предсказывает предстоящую катастрофу западной цивилизации. Он однако надеется на «спасение Европы и мiра славянской душой» – в этом Шубарт и видит всемiрное призвание русской цивилизации.

Русский философ И.А. Ильин так писал о Шубарте в 1940 году в эмиграции:

«Мы, русские, читаем эту книгу не без волнения: во-первых, – мы узнаем во многих чертах мессианского человека действительно наши русские национальные черты; во-вторых, – мы впервые видим, чтобы западный европеец открыл свои глаза и верно увидел нас, не для того, чтобы презрительно или ненавистно отзываться о нашем народе, а для того, чтобы сказать о нас (если и без полного понимания), то все же с любовью к нам и с верою в нас; в-третьих, – будущее, которое он нам сулит – и позвольте сказать прямо – в которое мало кто из нас не верит, хотя бы смутно, хотя бы предчувствием или мечтой, – это будущее в высочайшей степени радостно, светло и ответственно.

И когда это сказано, когда увидено? Во время третьего десятилетия нашего национально-государственного крушения. Когда казалось бы о национальной России перестали и говорить, и думать... Но мы по-прежнему верим в Россию и в будущее нашего народа. Но что увидел его, уверовал в него и провозгласил его человек иной земли и иной крови – это событие волнующее и требующее от нас прямого отклика...».

Напомним же, что писал Шубарт:

«Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе...

Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолюбия, погрязший в предметной деловитости человеческий род, и это верно, несмотря на то, что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы советского времени минуют, как минула ночь татарского ига, и сбудется древнее пророчество: ex oriente lux. Этим я не хочу сказать, что европейские нации утратят свое влияние. Они утратят лишь духовное лидерство. Они уже не будут больше представлять господствующий человеческий тип, и это станет благом для людей...

Россия – единственная страна, которая способна спасти Европу... Как раз из глубины своих безпримерных страданий она будет черпать столь же глубокое познание людей и смысла жизни, чтобы возвестить о нем народам Земли. Русский обладает для этого теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов...

В судьбе своего собственного народа они не увидели бы никакого смысла, если бы этим одновременно не раскрывался для них смысл судеб всего мiра... Можно без преувеличения сказать, что русские имеют самую глубокую по сути и всеобъемлющую национальную идею – идею спасения человечества».

Всем этим Шубарт как человек Запада наносит в своей книге безпощадный удар по русскому западничеству:

«Все западники сходятся в том, что западные идеи необходимо перенести на Восток. Вопрос только в том, какие идеи: феодализм, либерализм или социализм? И как бы ни различались между собой эти три группы идей, все они являются составными частями одной и той же культуры, из которой их не вырвать. Это – различные стадии одного и того же развития. Они находятся в тесной взаимосвязи и колеблются в общем ритме, реакционный нажим вызывает либерализм, либеральная анархия – социализм. Тем, что западники притащили эти идеи в Россию и там натравили их одна на другую, они обременили страну конфликтом, который, собственно говоря, не имел к ней отношения и который не вырос органически на русской почве... Они отдали Россию во власть раскалывающих сил и этим втянули ее в европейский душевный кризис. С этих пор русское народное тело страдает болезнью, которая не сама вспыхнула в нем: ее вызвали искусственной инъекцией».

Эту болезнь Шубарт анализирует и своим оригинальным прочтением Достоевского, в творчестве которого отражена «мiровая схватка, столкновение двух мiроощущений в русском человеке... Его герои – это петровские представители интеллигенции, в разорванной душе которых не на жизнь, а на смерть бьются старый дух Востока с новым духом Запада. Отсюда – драматическая энергия его романов... Как в "Преступлении и наказании" духом Запада охвачен один человек, так в "Бесах" им охвачено русское общество. И оба романа приводят к общему решению: к победе русско-христианского духа над прометеевским духом Европы... Европа – это дьявол-искуситель для русских». (В слово "прометеевский" здесь вложен смысл бунта против Бога).

Предвидя возражения, Шубарт отвечает и на такой вопрос – почему же не на "обреченном" Западе, а в православной России произошла большевистская революция? Он пишет:
«Жертвенной душе всегда грозит опасность стать жертвой более жесткой натуры насильника. В результате, эти особенности русских создали условия, когда занесенная из Европы эпидемическая болезнь духа сделала самую ничтожную из всех партий самой могущественной».

Но это – одна причина. Другая кроется в максималистском русском сознании. Оно не выпускает из виду конца истории – апокалипсис и Царство Божие – и все соизмеряет с ним; Шубарт называет это "культурой конца" – в отличие от западной умеренной "культуры середины", ориентированной на грешную "землю". И когда, видя несовершенство земного, русский человек увлекается ложными идеями по его "исправлению" – он относится к ним столь же максималистски. Даже атеизм в России и на Западе различный:

«Европейский атеист противостоит абсолютным величинам холодно и деловито – если вообще придает им какое-либо значение; русский же, наоборот, упорно пребывает в душевном состоянии верующего даже тогда, когда приобретает нерелигиозные убеждения. Его стремление к обожествлению столь сильно, что он расточает его на идолов, как только отказывается от Бога. Западная культура приходит к атеизму через обмiрщение святого, а восточная – через освящение мiрского».

И вот вывод, который делает Шубарт:

«Русские переняли атеизм из Европы. Он – лейтмотив современной европейской цивилизации, который все более четко проявлялся в ходе последних четырех столетий. Целью, к которой – сначала безсознательно – стремилась Европа, было разделение религии и культуры, обмiрщение жизни, обоснование человеческой автономии и чисто светского порядка, короче – отпадение от Бога. Эти идеи и подхватила Россия, хотя они совершенно не соответствуют ее мессианской душе. Тем не менее, она не просто поиграла ими, но отнеслась к ним с такой серьезностью, на какую Европа до сих пор еще не отваживалась. Максималистский дух русских довел эти идеи до самых крайних последствий – и тем самым опроверг их. Большевистское безбожие на своем кровавом языке разоблачает всю внутреннюю гнилость Европы и скрытые в ней ростки смерти. Оно показывает, где был бы сейчас Запад, если бы был честным... В большевизме загнало себя насмерть русское западничество...

Русские взяли на себя, предвосхитив, судьбу Европы. Теперь мы видим пропасть, в которую ей придется упасть, если она не отречется от своих идей или не оставит их. Россия доказала всему человечеству несостоятельность безбожной культуры... и, страдая за всех, очищается сама от того чужеродного, что душило ее веками... Теперь начинается второй акт драмы. Открывается дорога для пробудившихся сил Востока...».

Именно этой национальной мутации коммунизма – превращения СССР в православную Россию – боялся Запад, а не интернационалистического коммунизма, разрушавшего Россию. Поэтому не в страшные 1920-1930-е годы, а лишь когда коммунизм в связи с войной взял на вооружение русскую традицию – Запад начал "холодную войну" против него. При этом сам коммунизм трактовался как "традиционный русский деспотизм" – чтобы заодно бить и по исторической России.

Верно писал Генрих Белль в предисловии к послевоенному изданию книги Шубарта: «Тотальное государство может быть осуществлено и демократическим способом. Постепенно, по кусочкам, свобода может быть принесена в жертву стабильности... Для этого уже не требуется организованного атеизма, можно предоставить Церквам свободу действий: они выхолостят себя сами, а их мощные аппараты будут крутить мельницы государства».

Шубарт писал: «Не важно, сколько безбожников в стране; важно, сколько в ней истинных христиан. И дело не в количестве верующих, а в силе и глубине их веры. Главный вопрос о том, сколь многие готовы отдать жизнь за Христа. И на этот вопрос в империи Советов люди достаточно часто отвечают тем мученическим "да", к которому до сих пор не чувствовал себя принужденным ни один народ новой Европы – кроме Испании; да и, вероятно, ни один другой народ в мiре не был бы способен на столь длительную и упорную борьбу... Великая, страдальческая жизнь одного такого представителя народа служит для всех оправданием смысла самых кровавых событий. Если с этой точки зрения посмотреть на современную историю, то мы должны признать: именно в России сегодня существует то истинное и последнее христианство, которое именно в зверствах преследований проявило свою неземную красоту».

Когда Шубарт писал свой труд, в России происходил геноцид Интернационала над русской культурой и русским народом. Лишь в эмиграции не прекращалось осмысление российского призвания. Но западных политиков это не интересовало,- они охотно сотрудничали с большевиками. Вскоре русские и в Германии были объявлены "унтерменшами" – в ходе гитлеровской "борьбы с коммунизмом" (которая в итоге лишь укрепила его). Книга Шубарта, напечатанная в 1938 году в Швейцарии, была в Германии запрещена.

И вот удивительный поворот в судьбе этой книги: она случайно попадает в руки русскому эмигранту В. Поремскому который в 1943 г. в Германии переводит наиболее важные главы и нелегально издает крохотным тиражом для советских военнопленных в концлагере, чтобы поддержать их дух. Но вскоре нацисты арестовывают В. Поремского и приговаривают к смерти: он уцелел лишь благодаря заступничествугенерала А. Власова.

Сам Шубарт с женой (русской эмигранткой, о которой известно очень немногое) еще в 1933 году был вынужден эмигрировать из Германии в Ригу где преподавал философию в университете. Здесь же в 1941 г. после прихода советских войск он был вместе с женой арестован – и с тех пор их следы теряются... Запрос о нынешних архивах КГБ оказался безрезультатен: "данных о Шубарте не найдено". Сегодня его имени нет и в западных энциклопедиях.

Прочитано 4463 раз