Пятница, 15 января 2021 15:07

ФАРС ПРОДОЛЖАЕТСЯ: СУД РАССМОТРЕЛ АПЕЛЛЯЦИЮ ПО РУССКОЙ ШКОЛЕ В КЕЙЛА

ФАРС ПРОДОЛЖАЕТСЯ: СУД РАССМОТРЕЛ АПЕЛЛЯЦИЮ ПО РУССКОЙ ШКОЛЕ В КЕЙЛА Аллан Хантсом

14 января, в первый день русского Нового года, Таллинский окружной суд провёл заседание, в ходе которого рассмотрел апелляцию бывшего члена Попечительского совета Кейлаской основной школы Оксаны Пост на постановление Таллинского административного суда оставить в силе решение властей Кейла о закрытии единственной русской школы в городе.

Напомню, что это решение Оксана Пост обжаловала летом прошлого года, однако осенью судья Янек Лайдвеэ, сославшись на мнение возглавляемого в то время центристкой Майлис Репс Министерства образования и науки ЭР, не усмотрел в закрытии единственной русской школы в городе никаких нарушений прав русских детей Кейла.

Виртуальный процесс

Состав сторон был прежним: интересы Оксаны Пост представляли составитель её апелляции - известный правозащитник Мстислав Русаков и я, грешный, а интересы Кейлаской горуправы, представленной в суде двумя чиновницами, — бывший канцлер права Аллар Йыкс, прозванный прессой «адвокатом КаПо» за его активное участие в деле отстаивания наветов, публикуемых в ежегодных отчётах Департамента полиции безопасности ЭР.

oksana post mstislav rusakov1

Кстати, «злые языки» успели нашептать, что маститый адвокат, на оплату дорогостоящих услуг которого щедрые власти Кейла не жалеют денег горожан, умудрился проиграть так называемый «мусорный процесс», в ходе которого одна из жительниц успешно оспорила выписанный ей властями штраф в 100 евро за якобы неправильно выкинутый мусор.

Правда сие или нет, честно скажу — не знаю, однако ещё по прошлому процессу было понятно, что задачу окончательной ликвидации русскоязычного образования в Кейла Йыкс в любом случае воспринимает с куда большей ответственностью, чем борьбу за сортировку мусора в городском контейнере. Отчётливо было видно, что для бывшего канцлера права доказать отсутствие у русских детей права получать образование на родном языке — «дело чести».

Нынешний процесс проводил судья Оливер Каськ, которому, искренне надеюсь, в отличие от судьи Таллинского админсуда Янека Лайдвеэ, не приходилось в прошлом тесно трудиться с адвокатом противной стороны. Впрочем, как знать: Эстония — страна маленькая, и здесь все значимые люди, так или иначе, друг друга знают — вместе работают и вместе отдыхают: посещают одни и те же рестораны, спа-салоны и свингер-клубы.

По причине перманентного уже разгула пандемии коронавируса заседание проводилось в виртуальном формате, и всех его участников мы могли видеть на шести квадратиках в мониторе. Одна из судебных заседателей почему-то сидела под фотопортретом не нынешнего, а уже бывшего президента Эстонии — Тоомаса Хендрика Ильвеса. Неразделённая любовь? Или, может, ей просто Керсти Кальюлайд не нравится, как женщине?) Ну да Бог с ней.

Неосуществимое право

Процесс начался с того, что я зачитал на эстонском языке написанную Мстиславом Русаковым судебную речь Оксаны Пост. В ней вновь приводился в качестве поистине железобетонного аргумента прецедент дела «Кипр против Турции», в котором Европейский суд по правам человека выявил незаконность попытки турецких властей лишить права получать образования на родном языке греческих детей, проживающих на турецкой половине острова.

Кроме того, в речи присутствовали многочисленные ссылки на положения международных соглашений и конвенций, подписанных Эстонией, в которых гарантировалось право получения представителями нацменьшинств образования на родном языке.

Основным нашим требованием было признать несоответствующим Конституции ЭР отсутствие в «Законе об основной школе и гимназии» положений, позволяющих на практике осуществить это право. Получалось как в известном советском тюремном анекдоте:

«Мне по закону мясо в суп положено!» - вопит возмущённый пустой баландой зек. «Положено — ешь», - сурово отвечает тому конвоир.

«Так не положено же, как есть?» - истерически спрашивает арестант. «Не положено — не ешь», - невозмутимо парирует страж закона.

Аргументы противной стороны

В своей ответной речи адвокат противной стороны Аллар Йыкс заявил, что не будет тратить время на опровержение приведённых нами аргументов, поскольку, дескать, уже опроверг их все в ходе прошлого процесса. Бывший канцлер права, однако, не захотел оставаться банальным, и применил новую тактику.

Если прежде по его логике выходило, что в Эстонии права нацменьшинств не нарушаются, поскольку никаких таких прав у них попросту нет, то теперь Йыкс заявил, что местный муниципалитет обязан обеспечивать детям получение образования лишь на государственном, то есть эстонском языке, а ежели нацменьшинства желают учиться на своём родном, то пусть спокойно открывают собственные школы за свой же, а не государственный или муниципальный, счёт. Красота! А главное, полная свобода и торжество демократии.)

Йыкс также заявил, что у властей такого маленького и бедного городка, как Кейла (заметим про себя, что не такого уже и бедного, если позволяет себе оплачивать весьма недёшёвые юридические услуги бывшего канцлера права), просто нет средств содержать две школы. А их объединение в одну, радостно сообщил он, позволит городу сэкономить массу средств (видимо, для оплаты услуг Йыкса — прим. автора), поскольку не надо будет платить зарплату сразу двум директорам, двум бухгалтерам и т.д.

Кроме того, глубокомысленно заметил Йыкс, если в Кейла сохранится русская школа, то у местных русских детей не будет никакой мотивации идти в эстонскую. Таким образом, бывший канцлер права сам честно признал, что именно лишение русских детей самой возможности учиться на родном языке и является главной причиной закрытия Кейлаской основной школы.

948948

«Вишенкой» на юридическом торте абсурда, преподнесённом Йыксом на стол уважаемому суду, стала его просьба к чиновникам Кейлаской горуправы рассказать о том, как хорошо учиться на эстонском детям тех родителей, которые в судебном порядке опротестовали решение властей лишить их чада русскоязычного образования.

Чиновницы, в свою очередь, радостно подтвердили, что вышеупомянутые русские дети просто счастливы учиться на эстонском языке и уже обзавелись друзьями, с которыми на нём разговаривают. Правда, слегка замялись представители горуправы, дети, конечно, имеют некоторые трудности в учёбе, ибо плохо понимают эстонский язык, но это, как говорится, пустяки и дело житейское, со временем пройдёт.

Признаюсь, что лично для меня, к примеру, всё это звучало крайне отвратительно и мерзко, напомнив известную сцену из к/ф «Щит и меч», в которой эсэсовский комендант детского концлагеря рассказывает прибывшей с проверкой комиссии о том, как у него тут всё хорошо и продумано обустроено. Помните?

«Когда не было газовых камер, мы расстреливали по пятницам и средам, и дети пытались прятаться в эти дни. Теперь печи крематория работают днём и ночью, и дети больше не прячутся. Дети привыкли. Как вы живёте, дети?» - говорит комендант.

«Мы живём хорошо, здоровье наше хорошее», - нестройным хором отвечают дети из «первой восточной подгруппы».

Впрочем, судье Каську приведённый чиновницами рассказ о непонимающих счастья своих детей глупых русских родителях явно понравился: он внимательно его слушал, время от времени глубокомысленно прикрывая глаза и одобрительно кивая.

В попытках разбить нагромождения лжи

Пользуясь предоставленной возможностью, мы, в свою очередь, попытались обратить внимание суда на явно ложные утверждения Йыкса о том, что объединение эстонской и русской школы в одну (с закрытием русской) позволит городу Кейла сэкономить кучу денег. Де-факто, напомнили мы, русские дети продолжат учиться в здании своей старой школы всё с теми же расходами на неё.

Вряд ли директор, бухгалтер и даже уборщица эстонской школы будут выполнять за прежнюю зарплату двойную работу вместо уволенных «из экономии» их русских коллег и работать 16 часов в день вместо 8. Очевидно, что для выполнения этих обязанностей администрации новой объединённой формально школы хочешь-нехочешь, а придется дополнительно нанять надзирающего за прежней русской школой, а также бухгалтера, уборщицу, дворника и всех прочих работников, необходимых для её нормального функционирования.

Кроме того, известно, что любые реформы требуют для своего осуществления дополнительных затрат, тем более — такие масштабные, как полный перевод школы на эстонский язык обучения. Так что расходы объединённой школы отнюдь не уменьшатся, а наоборот — возрастут. Это со всей очевидностью доказывает, что цель такого объединения не экономия средств кейласких налогоплательщиков, а сегрегация местных русских.

Судья спросил мнение чиновниц Кейлаской горуправы о том, действительно ли объединение двух школ в одну сократит расходы, на что те, смутившись, сказали, что покамест не могут точно ответить на данный вопрос. Не всё, дескать, ещё посчитали.

435f56c3ee714a62eba91b0d67860eb3 XL

Не выдерживает критики, продолжили мы, и другой аргумент Йыкса о том, что нацменьшинства сами должны себе создавать школы и содержать их за свой счёт, если хотят учиться на родном языке. Ведь налоги в государственную и муниципальную казну, за счёт которых существуют обычные школы, они платят наравне с представителями «титульного» населения вне зависимости от того, ходят в эти школы их дети или нет.

Кроме того, Конституция ЭР чётко говорит о праве нацменьшинств Эстонии получать образование на родном языке. Проблема лишь в отсутствии законного механизма практической возможности осуществить это право на местах. Местные же власти делают круглые глаза и разводят руками: дескать, не наше это дело. А чьё — дяди, Господа Бога?

Касательно отвергнутых адвокатом противной стороны наших ссылок на подписанные Эстонией международные конвенции мы заметили, что эстонские власти занимают весьма странную позицию в отношении таких документов своими заявлениями о том, что якобы никаких обязательств по предоставлению со стороны государства для местных нацменьшинств возможностей учиться на родном языке из оных не проистекает.

Любой юридический документ, как известно, подразумевает, как права, так и обязанности подписавшей его стороны. Не бывает одного без другого. Однако в Эстонии в таких случаях любят замечать лишь какие-нибудь права на получение, к примеру, дотаций и субсидий, однако в упор отрицать какие-либо собственные обязанности. Позиция эта, как говорил товарищ Сталин по несколько другому, правда, поводу, весьма удобная, но насквозь гнилая.

Прения сторон

Судья Каськ напомнил Оксане Пост доводы противной стороны о том, что при желании учиться на русском языке русские дети могут ездить в школу соседнего с Кейла города Палдиски или даже в Таллинн (почему бы не сразу в Нарву? - прим. автора), и спросил, считает ли она слишком дальним для её ребёнка такой путь. Не, ну а чего тут: какой-то часик туда, часик обратно, ещё и время останется...

Вопрос, как говорится, из ряда риторических, однако Оксана подтвердила, что действительно считает для своей первоклашки двухчасовой (!) путь до школы в Палдиски и обратно неразумно длинным. Про себя замечу, что если бы детей Оксаны и других русских родителей Кейла в палдискую школу возили за госсчёт на машине с персональным водителем, подобно тому, как это проворачивала, пользуясь своим служебным положением, бывшая уже (или ещё?) глава Минобраза Майлис Репс, то, возможно, они бы и не возражали.)

Касательно же наших ссылок на подписанные Эстонией международные договоры и соглашения, призванные гарантировать нацменьшинствам права получать образование на родном языке, судья Каськ зачем-то принялся спрашивать нас, знаем ли мы, как обстоят дела с эстонскими школами в России. Я ответил судье, что живу в Эстонии, а не в России, и что являюсь эстонским, а не российским гражданином, а потому не совсем понимаю, какое отношение имеют эстонские школы в России к обсуждаемому нами делу о закрытии русской школы в Эстонии.

Мстислав Русаков, в свою очередь, заметил, что какие бы гипотетические нарушения в отношении прав российских эстонцев на получение образования на родном языке не происходили бы в России, это не повод для властей Эстонии нарушать права своего русскоязычного меньшинства.

На этой ноте судья завершил заседание, сообщив о том, что решение по поводу нашей апелляции Таллинский окружной суд примет 12 февраля. Отчёт о процессе, профессионально написанный главой НКО «Русская Школа Эстонии» Мстиславом Русаковым, можно прочитать здесь.

Аллан Хантсом

Подписывайтесь на Telegram-канал "Эстляндских ведомостей"!

Прочитано 936 раз