Пятница, 11 декабря 2020 14:35

"СКОТНЫЙ ДВОР" БАЛТИЙСКОГО МАСШТАБА: КТО В ПРИБАЛТИКЕ "РАВНЕЕ"

Кадр из британского мультфильма "Скотный двор" (1954) Кадр из британского мультфильма "Скотный двор" (1954)

На прошлой неделе исполнилось тридцать лет со дня подписания руководителями трех прибалтийских советских республик «Резолюции о национальном равноправии». Всем постоянным жителям вне зависимости от национальности громогласно были обещаны равные права в случае получения Таллином, Ригой и Вильнюсом государственного суверенитета. Сегодня этот факт, обернувшийся постыдным обманом, стыдливо замалчивается местными политиками и историками. Но мы о нем все-таки напомним.

Эту резолюцию подписали 1 декабря 1990 года председатели Верховных Советов Эстонской, Латвийской и Литовской Республик — Арнольд Рюйтель, Анатолий Горбунов и Витаутас Ландсбергис. Арнольд Рюйтель, кстати, коли уж упомянули его, ныне стал почётным председателем ультранационалистической Эстонской консервативной народной партии (EKRE). Неплохая, надо сказать, карьера для бывшего секретаря ЦК Коммунистической партии Эстонии. Ну да Бог ему судья, проблема, в общем-то, не в нём.

7320565t1h8771

В самих прибалтийских республиках юбилей декларации, подписанной отцами-основателями их возрождённой независимости, прошёл тихо и незаметно. Напомнило о нём лишь заявление Посольства РФ в Эстонской Республике, в котором дипломаты заострили внимание на необходимости соблюдать представленную в резолюции «единодушную решимость обеспечить соблюдение прав всех проживающих в Латвии, Литве и Эстонии людей, независимо от их национальности, родного языка, политических и религиозных убеждений».

Posolstvo Rossii v Estonii

Весьма характерно, что день подписания Резолюции о национальном равноправии не вошёл даже в перечень знаменательных дат эстонской версии Википедии. В Латвии и Литве та же самая картина – сей юридический документ и исторический факт преданы глубокому молчанию.

Книга Оруэлла стала методичкой

Оно и понятно: о декларативно провозглашённом равноправии всех жителей Эстонии, Латвии и Литвы власти этих прибалтийских республик позабыли очень быстро. По правде сказать, резолюцию эту уже изначально соблюдать никто из её высокопоставленных подписантов и не собирался.

Документ нужен был лишь для того, чтобы успокоить русскоязычных жителей Прибалтики накануне грядущего мартовского референдума 1991 года о сохранении СССР. Дескать, не переживайте, товарищи, лично для вас ничего не изменится: вместе сбросим с себя оковы советского тоталитаризма и уже свободными дружно устремимся в сторону счастливого будущего.

Вскоре, однако, оказалось, что равноправие прибалтийские власти понимают весьма своеобразно — в духе оруэлловского «Скотного хутора». Помните? Последняя из семи придуманных свиньями и нацарапанных на торце амбара заповедей торжественно гласила: «Все животные равны».

Однако по мере того, как свиньи забирали себе власть, заповеди потихоньку пропадали, пока не осталась одна, которую «слегка», но весьма принципиально подправили. Теперь она гласила так: «Все животные равны, но некоторые равны более, чем другие».

201808022254407631d4d1f3

«Более равными» в Эстонии, Латвии и Литве оказались представители так называемых «титульных» национальностей, объявленные коренными жителями. Прочие получили несимпатичные прозвища «мигрантов» и «инородцев», якобы злокозненно завезённых советскими оккупационными властями в Прибалтику с целью тотальной русификации местного населения.

Тот факт, что русские жили на берегах Балтики с незапамятных времён, во внимание, конечно же, принят не был. Как и то, что даже в самые «мрачные» времена так называемой «русификации» любой уроженец Эстонии, Латвии и Литвы мог свободно получить качественное образование на родном языке.

С улиц только что продекларировавших «равноправие» балтийских республик как-то «сами собой» разом пропали все таблички и указатели на русском языке. Затем последовала очередь памятников истории и культуры: всё, что по мнению «коренных», не имело к ним никакого отношения, скоренько оказалось на пунктах приёма и переработки металла.

А вскоре превратно понимаемое равноправие коснулось и людей: в Эстонии и Латвии у большей части русскоязычных жителей власти попросту украли гражданство республик, в которых многие из них родились. Вдруг оказалось, что безусловное и неотъемлемое право на него имеют лишь те, кто сам или чьи предки родились на территории этих стран до 1940 года.

Прочие же - «понаехавшие оккупанты», если хотят иметь паспорт своей же страны проживания, обязаны учить ставшие «государственными» национальные языки и сдавать на их знание экзамен, соблюсти требования которого не всегда по силам и самим «коренным».

Как в Прибалтике появились «негры»

Благодаря такому «равноправию» в Прибалтике образовалась удивительная для прочего цивилизованного мира довольно многочисленная категория людей: «неграждане». Гражданство собственной страны власти им не дали, а принудить их силой взять паспорта иных держав — не смогли.

Однако поскольку хоть какой-то действующий документ в современном мире человек иметь обязан (в самом деле, не с советскими же паспортами им ходить?), правительства Эстонии и Латвии придумали парадоксальный по своей сути документ — «паспорт негражданина», на обложке которого красовался герб выдавшего его государства, однако в котором чёрным по белому было указано, что никакого гражданства обладатель сей книжечки не имеет.

130906342 682415135772410 8027853149378668826 n

Занятно было, конечно, смотреть, как пограничные чиновники государств, не ведавшие о таких законотворческих казусах, порой беспомощно вертели в руках непонятный им документ. Местные остроумцы тут же прозвали обладателей таких паспортов «неграми», сократив странное слово «негражданин» и вложив в это прозвище всю горечь их бесправного положения. Самим «неграм» было, разумеется, не до смеха.

Дальше — больше. Постепенно оказалось, что, по мнению властей балтийских республик, получение образования на родном языке сильно «ухудшает» равноправие местных русских, лишая их, якобы, возможности полноценно изучить государственный язык титульной нации. Стремясь всеми силами облагодетельствовать этих «глупых» русских (сами, дескать, не понимают своего счастья), парламенты Эстонии и Латвии наперегонки спешно принялись принимать законы о переводе всего школьного образования на государственные языки, попутно закрывая русские школы.

Примечательно, что одновременно с этим в странах Балтии спокойно создавались и существовали школы с немецким, английским, французским и прочими «нетитульными» языками обучения, даже ивритом. А власти, к примеру, Эстонии очень любили устраивать различные международные конференции, на которых строго указывали соседней России на всю важность сохранения обучения на родном языке (!) для представителей её финно-угорских народов: марийцев, удмуртов, комипермяков, мордвы и так далее.

К родному языку в Эстонии отношение вообще очень трогательное, можно сказать — культовое. С одной лишь малюсенькой такой оговоркой: этот родной язык должен быть эстонским. Во всяком случае — уж не русским это точно.

Историческая «забывчивость»

Кстати, Резолюция о национальном равноправии — не первый исторический документ, о котором в Эстонии предпочитают не вспоминать. Так, к примеру, уже мало кто помнит, если не считать профессиональных историков, что документ, провозгласивший в 1918 году учреждение независимой Эстонской Республики, именовался «Манифестом ко всем народам Эстонии». Подчеркнём: именно ко всем — русским, шведам, немцам, евреям, а не к одним лишь эстонцам.

7613939t1h8885

«Манифест ко всем народам Эстонии», как и «Резолюция о национальном равноправии» 1990 года, обещали населявшим Эстонию национальностям полное равноправие. И справедливости ради надо сказать, что в предвоенной Эстонской Республике это равноправие хотя бы формально соблюдалось, даже несмотря на проводимую правительством политику эстонизации. По крайней мере, русские школы в довоенной Эстонии никто не закрывал.

Зато уже в преамбуле конституции возрождённой в 1991 году Эстонской Республики чёрным по белому написано о том, что эстонское государство призвано обеспечить сохранность именно эстонской нации, культуры и языка на века. Какое же это равноправие, если прочие народы, проживающие в Эстонии, здесь даже не упоминаются? Какая же это историческая преемственность?

Мы, со своей стороны, конечно, рады столь трогательной заботе государства о сохранности эстонской нации. Но, остальным, простите, что делать и куда податься? Они что, платя налоги наравне с эстонцами, в государственной заботе не нуждаются? На их культуру и язык наплевать?

Вопрос, само собой разумеется, чисто риторический. Власти прибалтийских республик уже ответили на него, если не словом, то делом. Равноправием тут, увы, даже не пахнет.

Аллан Хантсом, специально для «Комсомольской правды в Северной Европе»

 Подписывайтесь на Telegram-канал "Эстляндских ведомостей"!

Прочитано 1780 раз