Вторник, 30 июня 2020 10:13

75-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ НАД ГИТЛЕРОМ: В ЭСТОНИИ ЖАЛЕЮТ ПРОИГРАВШИХ

Эстонские марки военных лет Эстонские марки военных лет Аллан Хантсом

Даже те, кто возлагает ответственность за развязывание Второй мировой войны на сталинский СССР, пока ещё не позволяют себе не считать победу над нацизмом торжеством Добра над Злом. Поэтому особое недоумение вызывает встречающаяся в эстонской периодике ностальгия по проигравшим в той мировой бойне.

В июньском номере самого читаемого в Эстонии ежемесячного иллюстрированного журнала Imelinе Ajalugu («Удивительная история») была опубликована статья «Берлин в ожидании Судного дня». А также не менее роскошно изданное специальное приложение «Гитлер в войне, или Фюрер-полководец». Редакция издания афиширует публикацию статьи как начало новой серии «Падение нацистской Германии». Именно «падение» а не «победа над». И неудивительно, что между строк в публикациях блуждает (есть и прямые утверждения) досада по поводу того, что немцы имели шансы избежать поражения, но не воспользовались ими…

52352345

Специально или нет, но выход июньского номера Imelinе Ajalugu совпал с трагической датой — 22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз, в результате чего он потерял почти 27 миллионов человек. И поскольку этот день в современной России отмечается как День памяти и скорби, то снисходительное отношение к памяти тех, кто затеял и поддержал войну, нельзя не расценить как цинизм и презрение к Российскому государству и его истории.

На втором месте по человеческим потерям находится Китай (15,5 миллиона человек), а всего в мире эта война унесла жизни 71 миллиона человек.

Просится очевидный вывод: в Эстонии не чураются позиционировать себя вольно или невольно сторонниками нацистского Зла. Ссылки на мнимую «советскую оккупацию», пусть даже воспринимаемую как несправедливость в отношении эстонцев, не имеют никакого отношения к замалчиванию массовых фактов прислуживания гитлеровцам, а также массовых убийств мирных жителей местными коллаборантами. Кстати, есть подсчёты, согласно которым в процентном отношении к общей численности населения Эстония заняла первое место по их числу среди европейских стран-союзниц Гитлера.

Нынче всё больше тех, кто видит, что дело не только в антикоммунизме, но и в тотальной пещерной русофобии Запада. Убедиться в этом можно даже просто пролистав журнал Imelinе Ajalugu (статья Эсбен Мюнстер-Кьер и Торстена Вепера) и его июньское Специальное приложение (о фюрере, как полководце, который при этом помешал выиграть войну против России).

Муки берлинцев и беженцев

Авторы начинают повествование с того, что в последнюю военную зиму Берлин жил воздушными авианалётами, голодом и страхом перед красноармейцами. Казалось бы, страх естественный — за поддержку Гитлера и его злодеяний надо было держать ответ, и не только перед СССР, но и перед всем миром. Но авторы статьи поясняют, что «берлинцы боялись советских солдат, о садизме которых они узнавали загодя по стремительно, подобно палу, расползавшимся слухам». Мол, отсюда и чёрный юмор берлинцев: «Наслаждайся войной — мир будет ужасным».

Сработала и пропаганда Геббельса, которая использовала для поднятия боевого духа на фронте будто бы случившееся в Восточной Пруссии, в деревне Неммерсдорф. Imelinе Ajalugu пишет, что это был первый немецкий населённый пункт, захваченный Красной армией. Журнал публикует фото и копию статьи «Дикари разграбили Восточную Пруссию» из газеты Braunschweiger Tageszeitung. Мол, когда немцы отбили деревню у красноармейцев, то обнаружили страшную картину. «Четыре женщины были прибиты гвоздями к телегам. В домах были обнаружены 72 женщины и один 74-летний старик. Все были мертвы. Были и убитые тупым предметом грудные дети». Это — приводимые журналом слова солдата Карла Потрека. Сообщается, что немцы детально документировали это событие, которое, якобы, изучила и международная группа экспертов.

Но снова, как тут не спросить: кто доказал, что это дело рук именно красноармейцев? К тому же мир сегодня знает о чудовищных провокациях гитлеровской Германии. Чего только стоит инсценировка нападения 31 августа 1939 года поляков на немецкую радиостанцию в Глайвице как повод для нападения на Польшу.

Приводится в статье и повествование журналистки Урсулы фон Кардорфф о тяготах беженцев и жизни в осаждённом Берлине в последние месяцы перед капитуляцией Германии. Она пишет в своём дневнике про вырвавшихся из окружённого Красной армией Бреслау (сегодня — польский Вроцлав): «Беженцы рассказывали о сутолоках, в которых они топтали друг друга, о трупах, которые выбрасывали из товарных вагонов, сошедших с ума матерях, не способных поверить, что погибли их дети. А я была к этому безучастна, так как ты немеешь от описанных сцен ужаса, которые трудно вообразить».

А вот описание журналом берлинских будней: «Общественные бомбоубежища были переполнены, а в давке, из-за возникавшей с началом бомбежки паники, при входе людей затаптывали насмерть. Туалетов в бункерах было слишком мало и они были малодоступны, так как засорялись или были долго закрыты, поскольку отчаявшиеся люди совершали в них самоубийства».

Урсула фон Кардорфф рассказывает, что помимо бродяжничества по улицам обезумевшие от безысходности берлинцы всегда думали о еде. Их урчащие животы напоминали им о недоедании, о голоде, с утолением которого едва справлялись эрзац-продукты. «Эту еду невозможно есть», — возмущался её коллега из редакции Deutsche Allgemeine Zeitung. С начала войны рацион немцев сократился на 40%, а в крупных городах ещё больше.

В журнале рассказывается, что противовоздушная оборона легла на плечи детей. Жёсткая немецкая сегрегация по половому признаку не позволяла девушкам нажимать на курок или гашетки, поэтому патриоткам из Bund Deutsher Mädel («Союз немецких девушек») доверяли эксплуатацию прожекторов, радаров, дальномеров и прочего технического оборудования. Подростки из Hitler-Jugend («Гитлерюгенд») освоили зенитки. Большинство противовоздушных орудий вывезли на фронт, и, как ещё пишет журнал Imeline Ajalugu: «… бесстрашные лётчики-истребители оказались не у дел из-за нехватки горючего, из-за чего они не могли вступать в бой с противником — летающими крепостями Boeing B-17 и бомбардировщиками Lancaster».

Блокада Ленинграда и дети войны

Конечно, возмущает однобокое и голословное освещение Второй мировой войны на Западе с целью очернить главного победителя. Спрашивается, где документы, которые могли бы обосновать дикие обвинения Запада в том, что красноармейцы массово изнасиловали около двух миллионов одних только немок?

И в журнале Imelik Ajalugu ни слова, конечно, о том, что мародёрство и насилие в освобождённых за пределами СССР территориях каралось советским командованием расстрелом. На этот счёт с выходом Красной армии за границы СССР был издан отдельный приказ, об исполнении которого есть документальные подтверждения.

Ладно Геббельс. Но и сегодня западная пропаганда, представляя красноармейцев насильниками, замалчивает те массовые зверства, которые немцы вытворяли именно с советскими военнопленными и гражданским населением на оккупированных территориях. Ни слова, разумеется, и о том, как красноармейцы подкармливали мирных жителей Германии, о том, как первый советский комендант освобождённого Берлина, его почётный гражданин Николай Берзарин успел перед своей гибелью наладить мирную жизнь 1,8 миллиона немцев в столице Германии.

Спрашивается, почему кроме немцев после войны никто не считает нужным не только покаяться за собственные, настоящие военные преступления, но и признать их? Даже немцам понадобилось полвека, чтобы бывший президент ФРГ Роман Херцог принял решение отмечать 27 января как национальный день памяти жертв национал-социализма. Но в той же Эстонии этого делать не собираются, хотя рыльце-то в пушку.

Или почему только в Бундестаге, а не парламентах стран-союзников Гитлера, выступил в 2014 году писатель Даниил Гранин, который рассказал о страшной блокаде Ленинграда, устроенной немцами, итальянцами и финнами? Его выступление было спокойным, но безжалостным. Ветеран войны поведал немцам историю одной матери, которая не похоронила умершего от голода своего трёхлетнего ребёнка, а уложила его трупик между ставнями окна на холод, и каждый день, отрезая по кусочку, подкармливала другого угасавшего от голода ребёнка. Один этот пример перевешивает описанные страдания берлинцев в последние месяцы войны, хотя на Западе они оцениваются как запредельно невыносимые.

Или такая история, также не связанная с боями и окопами. Но и это — война. Моя мама летом 1941 года эвакуировалась из Тарту через Псков. Перед тем, как поезд отправился в дорогу, на путях станции разыгралась история, от которой кровь в жилах стынет.

К поезду шла женщина с двумя детьми и еле удерживала в руках тяжеленный чемодан. Один, постарше, лет семи, с прицелом на предстоящую зиму был в зимней ушанке и закутан одеждами, поверх которых был надет ещё тулуп. Он не мог передвигаться самостоятельно. По очереди, в несколько этапов, сначала мать несла на руках младшего ребёнка и чемодан, потом, пройдя метров десять, ставила у рельсов чемодан, и возвращалась к старшему ребёнку, помогая ему добраться до чемодана. В момент, когда женщина уложила младшего ребёнка и чемодан на платформу, состав тронулся. Старший ребёнок стоял в стороне, и мать заметалась, в конце концов, взобравшись на уже движущуюся платформу.

Поезд быстро набирал скорость. А неспособный двигаться мальчик так и остался на путях. Трудно представить, что испытал этот беспомощный крохотуля, смотря в сторону удаляющегося поезда. А его маму с младшим ребёнком беженцы по прибытии в Москву сдали медикам. Несчастная женщина сошла с ума… Это — тоже война, без пуль и взрывов снарядов в окопах.

Так почему и распоясавшиеся ныне страны-союзники Гитлера имеют ещё и наглость предъявлять претензии современной России, якобы развязавшей ту войну. И рассказывать о ней обывателю байки.

Димитрий Кленский

Агентство Regnum

Прочитано 243 раз