Вторник, 14 Март 2017 00:14

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АРСЕНИЙ, ЕПИСКОП РОСТОВСКИЙ И РЕВЕЛЬСКИЙ УЗНИК

13-го марта совершается память священномученика Арсения, епископа Ростовскаго, заточённого по приказу неправедной императрицы Екатерины Великой, чьи блуд и беззаконие он смело обличал, в подземной камере каземата башни Гросштанпорт в городе Ревеле, где ныне проходят экскурсии по подземному комплексу таллинских бастионов.


Святитель Арсений,в миру Александр Иванович Мацеевич, родился он в 1696-м году и происходил из бедной польской шляхты и был сыном униатского священника Иоанна Мацеевича, служившего в Спасской церкви во Владимире Волынском. Образование получил в академиях: Владимирской, Варенжской, Львовской и Киевской. Прибыв в Киев в 1715 году, Александр оставил униатство. Пробывши в Киевской академии не более одного года, он в 1716 году принимает постриг с именем Арсения в Новгород-Северском Спасском монастыре, где в сане иеродиакона получает должность проповедника и учителя латинского языка.

Здесь он провёл два года, а в 1718 году он вновь поступил в Киевскую академию "для слушания философии и богословия" и здесь в 1723 году принял сан иеромонаха. Окончив курс в 1726 году, иеромонах Арсений два года жил "в послушании" при архиепископе и был проповедником, а затем поселился в Киево-Печерской Лавре. Краткое время он пробыл в Черниговском Троицком Ильинском монастыре. К этому времени иеромонах Арсений был известен как образованный проповедник; тогда же, очевидно, сформировались его взгляды на светскую власть и на независимость от нее власти церковной.

В октябре 1729 года отец Арсений по вызову Тобольского митрополита едет в Сибирь для проповедывания слова Божия. В Тобольске иеромонах Арсений прожил более двух лет, проповедуя и обучая ставленников; был духовником при архиерейском доме. В Сибири царили жестокие нравы; светская власть посягала на церковное имущество, не оказывала духовным лицам и самому архиерею должного уважения.

В 1734 году была снаряжена морская экспедиция по реке Оби для открытия морского пути в Камчатку. В состав экспедиции требовался способный иеромонах. Отец Арсений охотно согласился и совершил четыре северные экспедиции. Его путешествия прерывались по случаю следственного дела, в которое были замешаны некоторые лица, участвовавшие в экспедиции. За Арсением никакой вины не нашли. В экспедициях его уважали и любили, поскольку он умел заинтересовать слушателей проповедями и постоянно мирил ссорившихся между собой моряков.

После четвертой экспедиции отец Арсений стал проситься в Петербург, так как у него появилась цинга. Флотская служба оставлена иеромонахом Арсением в 1737 году; ему указано жить члене Святейшего Синода в качестве экзаменатора ставленников.

В 1738 году отец Арсений стал законоучителем в Кадетском сухопутном корпусе и экзаменатором ставленников при синодальных членах. В этой должности он проявлял чрезвычайное усердие и требовательность, подчас непомерную. Кроме того, по поручению Синода иеромонах Арсений должен был разубеждать отступников от Православия.

В 1739 году отца Арсения назначили законоучителем в гимназию при Академии наук. Вместе с гимназистами он обучал и учеников адмиралтейского ведомства. Здесь он пробыл менее года, а затем по распоряжению президента Святейшего Синода уехал в Новгород и в Академию наук уже не возвращался.

В 1741 году владыке Арсению дали титул митрополита Тобольского и всея Сибири. По преданию, перед отъездом митрополит виделся с цесаревной Елизаветой Петровной и сказал ей на прощание: помяни мя, владычице, егда приидеши во царствии твоем, так как был ее приверженцем; эти слова были не только смелой поддержкой дочери Петра Великого, но и проявлением дара прозорливости.

Дороги в Сибирь были неудобны, Владыка продвигался медленно и с задержками, так как у него открылись цинготные язвы. С днем приезда митрополита в Тобольск совпало празднество рождения Елизаветы Петровны; в тот же день прибыл в город курьер с известием о ее воцарении. С переменой царствований не менялись, однако, порядки в Сибири. Они были таковы, что вынудили владыку Арсения сразу вступить в борьбу с ними, несмотря ни на болезненное состояние, ни на общую радость при воцарении дочери Петра.

Малочисленное духовенство Сибири почти не отличалось от мирян ни по образованию, ни по образу жизни. Порядки в Сибири в XVIII веке были так дики, что могли бы показаться баснями, но поскольку разные писатели единодушны в своих свидетельствах, то вымышленными их признать нельзя. Чиновники хозяйничали в монастырях, брали лиц духовного звания под арест, судили и даже наказывали их; могли и отдать в солдаты. Митрополит задумал сплотить духовенство и восстановить свои архиерейские судебные права. Неуместное вмешательство светских властей, по мнению митрополита Арсения, неблагоприятно отзывалось и на деле обращения инородцев.

Защищая права крепостных, духовенства и новокрещеных от произвола светских начальников, митрополит требует поддержки от Святейшего Синода и сам непосредственно обращается к государыне. Все ссыльные из духовенства были освобождены Владыкой из заключения. Синод признал действия митрополита Арсения "защитою Церкви". Епископы и члены Синода обычно отстаивали льготы и привилегии для своих епархий, но никто из них не осмеливался доселе защищать общее положение угнетаемой Церкви. Распоряжения светских властей владыка Арсений рассматривал, проверяя, согласуются ли они с достоинством Церкви и ее представителей.

Деятельность митрополита Арсения в Тобольской епархии была, однако, непродолжительна. Не прошло и двух месяцев, как он оставляет Тобольск и 10 февраля 1742 года едет в Москву на торжества коронации и делается советником императрицы по церковным делам. Владыка пишет доклад "О благочинии церковном", в котором выражается сомнение в преимуществе синодального управления перед патриаршим. Императрица приняла доклад, но в правительстве он был встречен враждебно. По рекомендации архиепископа Амвросия (Юшкевича) 28 мая состоялся перевод митрополита Арсения на Ростовскую епархию и назначение его членом Святейшего Синода.

Но владыка Арсений недолго оставался в столице. В Синоде он повел себя смело и решительно, и с тех пор там продолжалось затаенное недовольство им, самым молодым архиереем и притом единственным митрополитом. Недовольство вызвало и то, что Владыка отказался принимать присягу, поскольку в ее тексте императрица именовалась Крайний (высший) Судия, — именование, подобающее лишь Христу. Вместо этого митрополит Арсений поместил в тексте следующие слова: "исповедую с клятвою Крайняго Судию и законоположителя духовнаго своего церковнаго правительства быти Самого Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, полномощную Главу Церкве и Великаго Архиерея и Царя, всеми владычествующаго и всем имущаго судити живым и мертвым".

Ознакомившись по документам с положением дел в Ростовской епархии и признав его неудовлетворительным, владыка Арсений прибывает в Ростов в декабре 1742 г. Новый митрополит Ростовский начал свое служение с изумительным рвением и в продолжение 20 лет с неослабевающей настойчивостью проводил свои убеждения. В первый же год он осмотрел все церкви в городе, посетил и ярославские. Митрополит Арсений сразу стал настаивать, чтобы Церковь была воспитательницей народа; он издал строгие инструкции по наблюдению за пением и чтением во время богослужения, за поведением священнослужителей и мирян, по принятию мер против раскольников и пр. Приходским священникам рассылались приказания обучать прихожан необходимым христианским молитвам и разъяснять Символ веры в катехизических беседах. Сам Владыка часто проповедывал в церкви, подавая пример священникам; от него осталось 12 томов проповедей. Наблюдение за порядком в храмах, о котором особенно заботился митрополит, возлагалось на местных священников и церковников; вмешательства светской команды в дела храма он не терпел. Зная любовь простого народа к духовным процессиям, он учреждал новые и участвовал в них и сам. В 1743 г. при нем возник крестный ход с чудотворной иконой Владимирской Божией Матери из Ростова в Ярославль. В тот же год в торжественной процессии обносились вокруг Рубленного города мощи святых князей Василия и Константина.

Арсений оставил по себе в Ростове глубокую память как святитель распорядительный, строгий, но вместе с тем и снисходительный. С нарушителями церковного благочестия обходился сурово, подвергая их тем строгим взысканиям, какие применялись всеми архиереями. Народная память, однако, такова, что Арсений был не столько суров, сколько справедлив — в местных сказаниях о нем ("Летопись Ростовских архиереев") говорится, что "взыскателен и строг он был для тех, которые пренебрегали своими обязанностями"; к даровитым и ревностным всегда оказывал внимание, "с радостью и удовольствием смотрел на них"; утверждают, что он "был ко всем милостив", часто после богослужения "нищих наделял деньгами по вся воскресные и праздничные дни".

Борьба митрополита Арсения с раскольниками и лютеранами увенчалась в 1752 году торжеством открытия мощей святителя Димитрия Ростовского.

Начиная со второй половины XVIII века российскими монархами был издан ряд указов, ущемляющих Православную Церковь. Ростовский митрополит Арсений горячо выступал в защиту Церкви. Он открыто выразил протест против вредящих Церкви нововведений (в частности, против изъятия церковных земель). Императрица Екатерина II, ознакомившись с посланиями митрополита Арсения, сочла их вмешательством в политику и оскорблением Императорского Величества. Святитель был арестован и привезен в Москву, а 1 апреля 1763 он предстал перед судом Синода.

Судьями были молодые епископы, большинство из которых выдвинул сам митрополит Арсений. Суд постановил: «... архиерейства и клобука лишить и послать в отдаленный монастырь...». Церемония снятия сана проходила в Московском кремле в церкви Трех Святителей, рядом с Крестовой палатой, где состоялся неправедный суд над владыкой Арсением. Отдавая архиерейские одежды и знаки сана, святитель Арсений каждому Архиерею говорил о том, в каких печалях тот или иной его обидчик умрет. Все эти пророчества впоследствии сбылись, а церковь Трех Святителей спустя два месяца после неправедного суда рухнула безо всяких видимых причин. Все это укрепило в народе мнение о митрополите Арсении как о мученике.

Много мучений претерпел святитель Арсений, Императрица Екатерина II решила упрятать узника так, чтобы народ о нем забыл. Святитель был лишен монашеского чина, а затем перевезен в Ревель и содержался в подземной тюрьме. С 1771 года он был фактически заживо погребен — темница его почти не отворялась.

Предвидя скорую кончину, митрополит Арсений просил прислать священника со Святыми Дарами. Когда же законопаченную дверь открыли и впустили священника в камеру, он выбежал оттуда: перед ним был не колодник, а архиерей в облачении. Когда офицер вновь ввел священника в каземат, то увидел митрополита Арсения уже простым арестантом.

Святитель Арсений преставился 28 февраля 1772 года и в тот же вечер был похоронен у северной стены деревянной Никольской церкви. После смерти владыки на стене темницы обнаружили надпись, нацарапанную, по-видимому, гвоздем: «Благо мне яко смирил мя еси».

При строительстве в 1821 году каменного храма во имя святителя Николая могила митрополита оказалась внутри церкви (современная нам церковь Николая-Чудотворца на улице Вене в Таллине).

Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 годов вынес Определение, отменяющее решение синодского суда о лишении митрополита Арсения епископского сана, а Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года причислил владыку к лику святых как «ревностного святителя Церкви, принявшего мученическую смерть за Христа и Его Церковь». Святитель Арсений значится в сонме святых Ростовских и святых Земли Эстонской.

Прочитано 3691 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика