Пятница, 30 Декабрь 2016 10:49

ДЕНЬ ПАМЯТИ СЕРГИЯ РАКВЕРЕСКОГО

Официальная ("государственная") версия истории Эстонии, говоря о жертвах коммунистических репрессий, любит рассказывать о высланных в Сибирь жестокими энкавэдэшниками мирных хуторянах, по недоразумению одевшими в войну германскую форму "потому что другой не было". Однако ни в одной эстонской школе не рассказывается о том, что первыми и основными жертвами эстонских коммунистов стали русские и эстонские православные священники.
30-го декабря празднуется память священномученика Сергия Раквереского, покровителя нашей страны, расстрелянного в этот день эстонскими большевиками в древнем граде Раковоре, он же рыцарский Везенберг, а ныне эстонский Раквере.

 

+++

 

При жизни этот удивительный человек был известен как Сергей Федорович Флоринский. Он являлся выходцем из духовного сословия Владимиро-Суздальской епархии. Его отец Федор Петрович Флоринский в течение длительного времени священствовал в Суздале – вначале в Рождественско-Богородицком соборе, а с 1870 года – в церкви святых бессребреников Козьмы и Дамиана – на берегу речки Каменки и почти в самом центре древнего города. 4-го марта 1873 года у отца Федора родился сын, нареченный во святом крещении Сергием – в честь преподобного Сергия Радонежского.

Сергей Флоринский пошел по стопам своего родителя. Вначале он окончил Суздальское духовное училище, а в 1893 году – полный курс обучения во Владимирской духовной семинарии. Вчерашний семинарист был назначен учителем в деревню Яксаево Суздальского уезда. Там в земской деревенской школе С.Флоринский проработал более 7 лет, обучая крестьянских ребятишек грамоте, письму, счету и Закону Божию.

Учитель Флоринский познакомился с девицей Елизаветой Смоленской, дочерью священника, чья родня проживала неподалеку от Суздаля. Вскоре молодые люди поженились. Отец невесты Сергея протоиерей Иоанн Смоленский служил военным священником. Он и предложил зятю поступить в военное ведомство. В 1900 году Сергей Флоринский в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга епископом Гдовским Вениамином (Муратовским) был рукоположен в иерейский сан и назначен священником 151-го пехотного Пятигорского полка.
Эта воинская часть дислоцировалась в составе Варшавского военного округа в Гродненской губернии на западной границе России, куда и переехала на жительство чета Флоринских. Молодой батюшка хорошо зарекомендовал себя среди офицеров и солдат полка. Он не просто формально выполнял положенные богослужения и требы, а старался помочь сослуживцам советом и беседой, а подчас и чем-то более существенным.

Когда в 1904 году началась русско-японская война и одна из рот пятигорцев была отправлена в «командировку» на Дальний Восток, священник Сергий Флоринский в качестве добровольца отправился вместе с ней. На фронте отец Сергий не прятался в тылу, всегда находясь на переднем крае рядом со своей паствой. Наградой стал боевой орден святой Анны IV степени, согласно статуту именовавшийся «За храбрость», и медаль – память о неудачной для России войне. После заключения мира Сергий вернулся в полк. Там он не только выполнял обязанности военного пастыря, но и преподавал в местной церковно-приходской школе.

В 1914-м грянула Первая мировая война. Пятигорский пехотный полк находился на переднем крае в составе Северо-Западного фронта. И вновь отец Сергий, как мог, ободрял однополчан, ходил вместе с ними в атаку – с крестом в руках вместо винтовки, сидел в окопах во время обороны, утешал раненых, исповедовал умирающих и даже писал письма домой под диктовку неграмотных бойцов. Пятигорцы очень любили своего батюшку и доверяли ему. За отвагу и образцовое выполнение пастырского долга на поле брани священник Сергий Флоринский был награжден орденами св. Анны III и св. Владимира IV степеней и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте – аналог ордена св. Георгия для духовенства. Золотой Георгиевский крест батюшке лично вручил император Николай II, специально приехавший в расположение Пятигорского полка.

«Отец Сергий – примерный пастырь во всех отношениях, незаменимое духовное лицо на поле брани и прекрасный человек», – так писал о батюшке командир 151-го Пятигорского пехотного полка сын известного грузинского писателя полковник Давид Лаврентьевич Ардазиани – сам храбрый и заслуженный офицер и георгиевский кавалер. За заслуги священник Сергий Флоринский указом Святейшего Синода был возведен в сан протоиерея.
В 1917 году протоиерей Флоринский получил новое назначение. Его определили священником 29-го полевого запасного военного госпиталя, который располагался в Эстляндии в городе Везенберг (нынешнем Раквере Эстонской Республики), занимая целый этаж местной гостиницы. Несмотря на смутное время революционных потрясений, отец Сергий по-прежнему беззаветно выполнял долг православного пастыря. Раненые, а также персонал госпиталя – врачи, сестры милосердия и санитары – души не чаяли в добром батюшке, к которому всегда обращались за советом и поддержкой.

В начале 1918 года Народный комиссариат военных и морских дел Советской России издал приказ, согласно которому все духовенство увольнялось из военного ведомства. Но госпитальный комитет отказался выполнять этот приказ в отношении протоиерея Флоринского, подчеркнув в своей резолюции, что делает это «по желанию всего состава служащих». Тогда новая власть распорядилась расформировать 29-й госпиталь.

Новое правительство Эстонии запретило покидать страну представителям православного духовенства. К этому его побуждали немцы, чьи части фактически оккупировали территорию тогдашней Эстляндии. Поэтому протоиерей Сергий Флоринский остался жить в том же Везенберге, так как ему не разрешали выехать на родину в Суздаль.

16 декабря 1918 года в Везенберг вступили части Красной Армии. Вместе с эстонскими приверженцами большевизма они начали преследовать всех, кого подозревали в инакомыслии. По приказу Эстляндской Трудовой коммуны среди множества арестованных в Везенберге оказался и протоиерей Флоринский – как «подозрительное лицо». Ни следствие, ни суд в отношении батюшки не проводились. Его допросили всего один раз – 20 декабря. Протокол занял лишь единственную страницу рукописного текста. В конце этого документа Сергий Флоринский написал: «Считаю одно: вина моя в том, что я священник, в чем и расписываюсь». После того, как батюшка отказался отречься от православной веры, его отвели обратно в тюрьму. А 26 декабря комиссия коммуны уже вынесла приговор: «Расстрелять».

Расправа над священником, равно как и над другими 80 жителями Везенберга, была проведена в пригородском сосновом лесу, который у местных жителей и до сих пор носит название Палермо. Вскоре после казни православные везенбергцы вынесли останки протоиерея из леса и похоронили их на городском кладбище. Над его могилой был поставлен массивный дубовый крест. Затем это захоронение оказалось затерянным.

В августе 2000 года протоиерей Сергий Флоринский Архиерейским Собором Русской Православной церкви был причислен к лику святых наряду с другими новомучениками и исповедниками земли российской. А в 2002-м настоятель православной Богородице-Рождественской церкви в эстонском Раквере (бывшем Везенберге) священник Александр Лебедев обнаружил место погребения мученика за веру. В июле 2003 года специально созданная комиссия, в составе которой по благословению патриарха Московского Алексия II находился профессиональный археолог старший научный сотрудник Института всеобщей истории Академии наук России Сергей Алексеевич Беляев, ранее участвовавшего в обретении мощей патриарха Тихона преподобного Максима Грека, вскрыла могилу священника. Большая часть останков мученика оказалась нетленной. Также было установлено, что протоиерей Флоринский был убит выстрелом в грудь.
В сентябре того же года при участии митрополита Таллиннского и всея Эстонии Корнилия состоялось официальное обретение мощей священномученика Сергия Раквереского. Определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, рассмотревшего доклад комиссии по открытию захоронения, останки отца Сергия были признаны святыми мощами. Рака священномученика с тех пор находится в православном храме города Раквере – с левой стороны от амвона.

 

Зафиксировано, что по своим молитвам там получают помощь страждущие и скорбящие, причем лицезрение нетленных мощей святого приближает к вере и совсем далеких от нее людей. Частица мощей Сергия Раквереского была передана в дар Санкт-Петербургской епархии и помещена в Николо-Богоявленский Морской собор. А изображение святого Сергия Раквереского включено в состав иконы Собора Эстонских святых.

 

Николай Фролов

Прочитано 5085 раз

Галерея изображений

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика