22-го февраля в Таллине под председательством судьи Ингрид Куллерканн прошло заседание Харьюского уездного суда по делу № 4-16-8826, инициированное пятью дежурными таллинского «Бессмертного полка» - Сергеем Середенко, Сергеем Меньковым, Алексеем Есаковым, Сергеем Чаулиным и Алланом Хантсомом, опротестовавшими выписанные им полицией штрафы за якобы нарушенный ими 9-го мая 2016-го года «Закон об охране порядка», регулирующим проведение общественных мероприятий в Эстонии.


По неизвестным науке причинам судебное заседание было перенесено из 305-го зала в 204-й. Со стороны Департамента полиции и погранохраны на заседании присутствовала довольно миловидный капитан полиции Лийза Миил. По ходатайству инициаторов процесса всё происходящее переводилось присяжным переводчиком с эстонского на русский язык.

На заседание были приглашён также довольно немиловидный капитан полиции Марко Виллемсон, руководивший 9-го мая полицейским оцеплением людей, пришедших почтить память героев Великой Отечественной войны. Именно на основании донесения Виллемсона полицией было начато дело № 2316,16,005157 по ст. 264´1 Карательного кодекса Эстонской Республики («игнорирование действующих требований к проведению общественных собраний») в отношении дежурных таллинского «Бессмертного полка».

В самом начале заседания судья заслушала ходатайства дежурных «Бессмертного полка» и слабо аргументированные возражения представителя полиции. Капитан полиции Лийза Миил довольно неубедительно упирала в них на то, что, несмотря на запрет префекта Северной префектуры Департамента полиции и погранохраны полковника полиции Кристиана Яани за номером 2.1-2/962-1, дежурные «Бессмертного полка» всё-таки фактически провели его, допустив при этом нарушения «Закона об охране порядка», а потому и были справедливо штрафованы старшим следователем Центрального городского полицейского отделения Северной префектуры Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики Андрусом Ёбиком .

Кроме того, представитель полиции сослалась на несуществующее в «Законе об охране порядка» положение, согласно которому, в случае отсутствия организатора открытого собрания его обязанности, якобы, переходят к дежурным.

Капитан полиции Марко Виллемсон в своих свидетельских показаниях рассказал, как, несмотря на его мегафонные увещевания верхом на квадроцикле о том, что шествие запрещено, и все собравшиеся должны разойтись по домам, люди его не слушали и продолжали стоять, а получив на руки портреты своих ветеранов, одновременно двинулись колонной к памятнику Освободителям Таллина («Бронзовому солдату») на Военном кладбище, чему он вместе с вызванными им себе на подмогу велосипедными полицейскими патрулями не смог помешать.

В предоставленном ему слове правозащитник Сергей Середенко, по общему согласию дежурных таллинского «Бессмертного полка» защищавший их интересы в суде, обратил внимание собравшихся на то, что вынесенные им полицией штрафы являются лишь частью преследования активистов «Бессмертного полка» со стороны полиции, которая с момента регистрации сразу стала пытаться воспрепятствовать его проведению, а в итоге и вовсе запретила оное.

Причиной всего этого, по определению правозащитника, является непреодолимый конфликт между моделями «национального» и правового государства в нашей стране. Именно сторонникам модели «национального» государства «Бессмертный полк» был подобен ладану для чёрта. Однако в современном мире права человека носят универсальный характер и не зависят от их трактовки эстонским, латвийским и вообще каким бы то ни было «национальным» государством. А право проведения «Бессмертного полка» и есть право человека на свою историческую память.

После просмотра приобщённых к судебному делу полицейских оперативных съёмок и телерепортажа Первого Балтийского канала (входящего в «чёрный список» нерекомендованных Киберцентром Союза обороны Эстонии телеканалов), судья Ингрид Куллерканн огласила своё судебное решение. Согласно ему, вынесенные полицией в отношении дежурных таллинского «Бессмертного полка» штрафы отменялись ввиду того, что зарегистрированное Дмитрием Линтером открытое собрание, на котором они должны были быть дежурными, не состоялось по причине отсутствия его организатора (арестованного Охранной полицией) и полицейского запрета на его проведение. По мнению судьи, 9-го мая 2016-го года имело место быть спонтанное шествие людей по запрещённому полицией маршруту на Военное кладбище.

Кроме того, судья справедливо указала представителю Департамента полиции и погранохраны на её юридическую неграмотность в части, касающейся высосанной из пальца версии о мнимом переходе обязанностей организатора открытого собрания дежурным в случае его отсутствия. Для молоденькой симпатичной девушки недостаток вполне простительный, однако же непозволительный для тех высоких дядей с большими погонами, от чьего имени она выступала.

Судья, однако, не удовлетворила ходатайства дежурных «Бессмертного полка» в части о компенсации им судебных издержек на составление возражений полиции и жалоб суду, так как составлявший их правозащитник Сергей Середенко не был признан судом в качестве защитника по причине того, что сам также являлся участником процесса. Аргумент, в свою очередь, достаточно спорный, ибо был заимствован судьёй по аналогии из уголовного процесса, так как административно-процессуальным законодательством (по которому и велось рассматриваемое судом дело) этот момент никак не оговаривается. Однако победители великодушно решили не оспаривать данное решение судьи.

Кроме того, судья, заявив, что данный вопрос не в её компетенции, оставила без внимания ходатайство Сергея Менькова о том, чтобы его жалобу рассматривал Таллинский городской суд, существующий согласно Конституции Эстонской Республики, но ликвидированный в результате очередной эстонской судебной реформы.

На подачу заявления о намерении обжаловать решение Харьюского уездного суда в Государственном суде закон предоставляет неделю.

Если абстрагироваться от вполне понятной радости по поводу выигранного процесса, то, надо признать, что это был лишь первый и маленький, но чертовски необходимый шаг на пути к полноправному признанию властями Эстонской Республики права жителей Эстонии на историческую память независимо от текущих симпатий правящего режима. Отменены штрафы дежурным таллинского «Бессмертного полка», но остаётся открытым вопрос о законности самого полицейского запрета на его проведение, создавая, таким образом, угрозу его запрета и в этом и в последующих годах. Ведь люди не всегда могут «спонтанно» единовременно пройти определённым маршрутом с заранее заготовленными портретами ветеранов. В дальнейшей же перспективе необходимо в открытом судебном порядке начать иск о незаконности демонтажа памятника Освободителям Таллина («Бронзового солдата»).

От лица дежурных таллинского «Бессмертного полка» и от себя лично хочу сердечно поблагодарить Юлию Калинину из информагентства «БалтНьюс», Светлану Бурцеву из информагентства «Спутник» и Ольгу Привалову с портала «Дельфи» за их объективность при освещении процесса. Кроме того, огромное человеческое спасибо Мстиславу РусаковуЗое Паламар, Элине Есаковой, Рафаэлю Камашину и Андрею Коломайнену, лично пришедшим на судебное заседание, чтобы поддержать нас. И, конечно, земной поклон всем друзьям, товарищам и единомышленникам, все эти месяцы поддерживавшим нас в нашей борьбе за восстановление справедливости и переживал за правое дело.


Искренне рад, что в лице судьи Харьюского уездного суда Ингрид Куллерканн разум победил тот абсурд в стиле кафкианского «Процесса», который успела нагородить полиция. Значит, государство наше не безнадёжно.

Аллан Хантсом

 

Фото Юлии Калининой.

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

22-го февраля в Таллине состоится заседание Харьюского уездного суда по делу № 4-16-8826 - «Бессмертный полк Таллин» против Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики. Судебное дело инициировано пятью дежурными таллинского «Бессмертного полка» - Сергеем Середенко, Сергеем Меньковым, Алексеем Есаковым, Сергеем Чаулиным и Алланом Хантсомом, опротестовавшими вынесенные им полицией штрафы за якобы нарушенный ими 9-го мая 2016-го года «Закон об охране порядка», регулирующим проведение общественных мероприятий в Эстонии.


Судебное заседание под председательством судьи Ингрид Куллерканн пройдёт в открытом порядке по адресу Лийвалая 24 в зале № 305 с 11.00 до 14.00. Интересы дежурных «Бессмертного полка» будет защищать правозащитник Сергей Середенко.

7-го мая 2016-го года в нарушение законодательства префект Северной префектуры Департамента полиции и погранохраны полковник полиции Кристиан Яани своим решением за номером 2.1-2/962-1 запретил проведение зарегистрированного в Департаменте полиции и погранохраны шествия «Бессмертный полк Таллин» по заявленному в регистрационном свидетельстве маршруту от улицы Одра по улице Фильтри до памятника Освободителям Таллина («Бронзовый солдат») на Военном кладбище.

Днём 9-го мая 2016-го года официальный организатор мероприятия Дмитрий Линтер за несколько часов до начала акции был увезён на допрос КаПо (Охранной полицией Эстонии), откуда был выпущен прямо в больницу только ночью.

За час до начала шествия дежурный мероприятия правозащитник Сергей Середенко обратился к собравшимся у места запланированного сбора людям с информационным сообщением о том, что акция отменена по причине запрета префекта на её проведение и задержания полицией её организатора.

Капитан полиции Марко Виллемсон, руководивший 9-го мая полицейским оцеплением людей, пришедших почтить память героев Великой Отечественной войны, разъезжая на полицейском квадрацикле, через мегафон приказал собравшимся расходиться по домам.

Получив на руки заказанные фотопортреты своих родных и близких, участвовавших в Великой Отечественной войне, люди под пристальным наблюдением многочисленных полицейских патрулей стихийно пошли по единственно возможному пути, совпадающему с заявленным маршрутом запрещённого шествия, в сторону памятника Освободителям Таллина, к подножью которого возложили цветы.

Спустя месяц после Дня Победы по жалобе капитана полиции Марко Виллемсона об, якобы, имевшем место нарушении Закона об охране порядка, полиция начала следствие по делу № 2316,16,005157 по ст. 264´1 Карательного кодекса Эстонской Республики («игнорирование действующих требований к проведению общественных собраний») в отношении его дежурных Сергея Середенко, Сергея Менькова, Алексея Есакова, Сергея Чаулина и Аллана Хантсома.

Сначала всем подследственным пытались инкриминировать организацию народного шествия, запрещенного полицией, но после нескольких допросов 21-го ноября 2016-го года старший следователь Центрального городского полицейского отделения Северной префектуры Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики Андрус Ёбик вынес следущие решения в отношении дежурных Бессмертного полка:

- Алексея Есакова, Сергея Чаулина и Аллана Хантсома оштрафовать каждого на 60 евро ввиду отсутствия у них знаков отличия дежурных открытого собрания;

- Сергея Середенко оштрафовать на 120 евро ввиду его отсутствия на открытом собрании и неисполнения обязанностей дежурного открытого собрания;

- Сергея Менькова оштрафовать на 180 евро ввиду его отсутствия на открытом собрании и неисполнения обязанностей дежурного открытого собрания.

Фактически полиция оштрафовала дежурных запрещённого ею же самой мероприятия:

а). за отсутствия знаков отличия дежурных запрещённого полицией мероприятия;

б). за отсутствие на запрещённом полицией мероприятии.

Понятно, что вся эта комедия абсурда со штрафами была затеяна лишь с одной целью – не допустить проведения в Таллине нового шествия Бессмертного полка путём показательного наказания активистов прошедшего. Данный эстонским государством сигнал должен был прост и понятен каждому: не связывайся с темой Бессмертного полка, если не хочешь неприятностей.

В этом году на День самостоятельности Эстонской Республики в самом центре Таллина пройдёт ставшее уже традиционным факельное шествие, инициированное молодёжным крылом Эстонской народно-консервативной партии «Синее пробуждение». Несмотря на явную общественную провокационность и потенциальную пожароопасность данного мероприятия у полиции нет никаких претензий к его организаторам. Более того, как и прошлом году, факельное шествие эстонских националистов будет тщательно оберегаться полицией от «возможных враждебных выходок».

Таким образом получается, что в нашей стране поощряется беспрепятственно разгуливать в центре города с тысячами источников открытого огня, но категорически запрещено организованно пройти на Военное кладбище с портретами своих героических предков по той лишь причине, что власти открыто симпатизируют другой, проигравшей в той войне, стороне.

Аллан Хантсом

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

Наглядное учебное пособие на примере интервью Сергея Менькова, как нужно отвечать на провокационные вопросы журналиста, которые журналист пытается задать с повторением, а также образчик попытки навязать оппоненту свои личные субъективные взгляды. Однако попытки эти не увенчались успехом.


Уважаю замечательную женщину Елена Поверина, она красива, хорошая мать, приятная в общении дама, но как журналист, в конкретно этом сюжете, она себя проявила очень не профессионально и слабо. Журналист ведь априори должен быть объективным. Однако Елена Поверина выбрала тактику обвинителя со всеми вытекающими отсюда неудачными попытками навязать свои "правила игры". Что уж удивляться, это ведь редакция Postimees.

Мой отец, Виктор Вестеринен, прославленный фотожурналист ещё в Советском союзе, дал оценку Елене Повериной как очень "слабенько". Почему именно так? Посмотрите сюжет и Вы поймёте все сами.

Главный герой рубрики, мой клиент Сергей Меньков тоже большой молодец. Подготовился к эфиру и держался очень хорошо.

Я с детства видел как издается газета ("Вести дня", "Эстония"). Я вырос в семье журналиста. У меня есть опыт общения с журналистами. Меня приглашали в прямые эфиры на радио, телевидение, я давал интервью различным печатным изданиям. Меня пытались отговорить штабные офицеры в армии от дачи интервью Михкелю Рауду (уважаю его), а также с помощью привлечения средств массовой информации нам удалось добиться поправок к закону о воинской службе (2009 год, поправки к закону с целью увеличения социальной защиты раненых военнослужащих).

 

Помимо этого у меня есть опыт дебатов с бывшим депутатом парламента Аннели Анкерман (материл Eesti Ekspress от Кирсти Вайнкюла, также уважаю ее как журналиста). Мои комментарии часто публикуют на порталax BaltNews и Rodina (отдельная благодарность славным парням Александру Корнилову, Евгению Левику и Аллану Хантсому). До того, как вступил в конфронтацию (о чем нисколько не жалею) с Александром Чаплыгиным, то мои комментарии печатали также и в "Столице". Олега Беседина знаю очень давно и всегда рад новому общению с ним.


Часто приходится представлять интерес ветеранской организации Bastion в общении с журналистами. Олаф Один С.Кондрат не даст соврать :))) Сам состою лично в этой организации и очень дорожу дружбой с членами Bastion. Ребятам с ПБК -отдельный привет.


Одним словом - опыт общения с журналистами я имею.

Так вот, мои советы тем, кого позовут когда-то в эфир в редакцию Postimees, на ETV+, к Троицкому, Лагашиной или куда-то ещё, а уж тем более, если это случится у кого-то впервые. Сергеи Чаулин - ты тоже молодец, но я уверен, что в следующий раз ты подготовишься более лучше. Итак, мои советы, исходя из моего личного опыта:

1. Составьте психологический портрет журналиста, к которому Вы идёте на встречу. Прочитайте статьи этого журналиста, посмотрите его видео сюжеты, изучите по возможности его тактику.

2. Настоятельно просите прислать вам вопросы, которые будут вам заданы или просите ознакомится со сценарием передачи. Иногда конечно журналисты держат "козыри", но с общими вопросами Вы имеете право ознакомится до эфира/ интервью.

3. Если речь идет о печатном издании и Вы дали интервью или комментарии, то настоятельно требуйте прислать Вам материал на ознакомление, образец статьи. Внесите свои поправки. Не стесняйтесь этого делать. Стеснение - это в путь в неизвестность. :)

4. Если Вы в прямом эфире, то возможно Вы и растеряетесь. Непривычная обстановка, софиты, яркое освещение, волнение. Поэтому я советую тренироваться до эфира перед зеркалом, записывайте свой голос на диктофон. Подготовьте свою речь.

5. Не бойтесь и не стесняйтесь задавать прямые вопросы и журналисту. Если Вы чувствуете, что в прямом эфире журналист пытается сбить Вас с толку, то используйте его же тактику, извинитесь за перебивание его речи, но вставляйте "свои пять копеек". Помните - ИНИЦИАТИВА ДОЛЖНА БЫТЬ ЗА ВАМИ!

6. Уважайте всегда своего оппонента. Не переходите не в коем случае на крик, эмоции, оскорбления.

7. УЛЫБАЙТЕСЬ. Улыбайтесь искренне. Будьте открыты.

8. Следите за своей жестикуляцией, мимикой, речью. Для этого читайте пункт 4, а именно подготовка к эфиру.

9. Вспомните защиту своего диплома. Вспомнили?! Волнение, комиссия, да? Однако, Вы пришли и защитили свой диплом. Так и в общении с журналистом - пришли, выразили своё мнение и защитили своё мнение приведёнными Вами аргументами и фактами.

10. Будьте в себе уверенны всегда!

Андрей Вестеринен

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

Спасательный департамент боится лингвистов татаро-монгольского языкового наречия


Итак, несмотря на свое отсутствие в Эстонии (нахожусь в Таиланде до 22 марта в отпуске с семьей) я продолжаю работу по определенным делам, одно из которых это судебный спор "Сергей Меньков (Sergei Menkov) против Спасательного департамента". Сегодня ветеран Спасательного департмента подал в суд очередную позицию и ходатайство. Судебный спор продолжается.

Напомню, что я помогаю Сергею совершенно бесплатно, потому как, во-первых, я сам бывший военнослужащий и также служил Эстонскому государству, как и Сергей, и во-вторых, также как и Сергей, я боролся когда-то за свои права. То есть получается, что сначала мы служим этому государству верой и правдой, а потом защищаем свои права в спорах с нашим государством, которому служили. У Сергея за спиной 28 лет безупречной службы и десятки спасенных жизней. Его уволили за свободу выражения своего мнения. Уволили, однако, без соответствующей на то аргументации. Спор в суде начался с 28 апреля 2016 года. Скоро будет год.

13 декабря 2016 года Сергей подал в суд дополнительную позицию, а также ряд ходатайств, одно из которых заключалось в том, чтобы суд назначил по своему усмотрению компенсацию. Ведь Сергей планировал прослужить в департаменте еще 7 лет, а это 91 000 евро недополученной прибыли. Также в документах было указано на несоответствие составленного перевода видеотекста, который заказал департамент у своих партнеров Ainult Inglise Tõlkebüroo.

Каким образом данному бюро переводов удалось осуществить перевод некоторых слов с якобы русского на эстонский язык - нам просто непонятно. Поэтому мы ходатайствовали о том, чтобы вторая сторона указала на соответствующие источники этого перевода. В признанных словарях Даля, Ожегова, Ушакова нет значений слов, которые каким-то загадочным образом удалось перевести бюро переводов по заказу Спасательного департамента. Использованные некоторые слова Меньковым не являются русскими словами, и сказаны они были не с целью оскорбления. Спасательный департамент обратное аргументировать скорее всего просто не в состоянии. Некоторые слова скорее всего исходят из татаро-монгольского языкового наречия. Поэтому если и разбирать ситуацию полностью, то к данному делу нужно уже привлекать и лингвистов татаро-монгольского языкового наречия. :))

27 декабря 2016 года Спасательный департамент подал в суд также дополнительную позицию, где указал, что не согласен с возможным привлечением данных лингвистов. Возникает вопрос - почему Спасательный департамент боится лингвистов татаро-монгольского языкового наречия? Ведь изначально позиция департамента была очень уверенной - уволили Сергея Менькова быстро. А теперь что получается, что не могут аргументировать увольнение? Так значит увольнение нужно признать ничтожным, жалобу Сергея удовлетворить и соответственно назначить ему компенсацию, например в размере 91 000 евро. За основу выплаты компенсации мы взяли недавнее решение Госсуда номер 3-3-1-13-16.

Помимо этого, Спасательный департамент так и не указал источники, которые они использовали при переводе некоторых слов, снова не указал аргументацию увольнения. Одним словом если сказать, то позиция Департамента ослабляется с каждым новым нашим документом. Однако мы уважаем вторую сторону и их попытки исправить ситуацию, но самым правильным решением было бы просто признать свою неправоту. Надеется на это конечно бесполезно, поэтому мы с Сергеем настроены решительно.

Сегодня 17 января 2017 года, Сергей подал в суд очередную позицию, составленную ему нашим бюро Vesterinen Partnerid, а также дополнительные процессуальные ходатайства. Главным образом суть данного документы сводится к даче ответа на позицию департамента от 27 декабря 2016 года.


Также напомню, что департамент пытается исправить в рамках уже судебного разбирательства свои ранее допущенные ошибки, которые были допущены во время дисциплинарного расследования и вынесения приказа об увольнении. Однако исправление подобных ошибок в рамках судебного производства по административным делам - это идет вразрез закону и практики Госсуда. Кстати о практике. Департамент ссылается на одно решение Конституционного суда и пытается убедить суд в том, что возможностью исправление своих ошибок может быть дана им в виде исключения. Но департамент не учел очень важной детали, а именно то, что в решении Госсуда номер 3-3-1-29-12 существует два отдельных мнения от судей Тыну Антони и Харри Салманна. Поэтому уповать только на решение Госсуда номер 3-3-1-29-12 является неправильным.

Если кратко, то сейчас все это дело выглядит примерно так:

1. Сергея Менькова уволили. В приказе об увольнении нет не единого слова об аргументации данного увольнения. Сказанные слова со стороны Сергея не были использованы в качестве оскорблений кого-то или чего-то. Обратное никак не может доказать департамент.

2. После подачи жалобы в суд и обмена мнениями, а также вынесения судом постановления от 10.10.2016 - департамент решает наконец-то перевести видео на эстонский язык.

3. Перевод предоставлен, но отсутствуют источники этого перевода. Некоторые слова не являются русскими словами. Русский язык не является государственным языком в Эстонии. В нашей стране отсутствует закон о матерных словах, то есть не существует дефиниции значения матерных или сквернословных слов, тем более на иностранном языке, такой как русский язык. Поэтому если говорить с уверенностью про значение русских слов в этом видео, то нужно признать русский язык вторым государственным языком в Эстонии и уже после этого заявлять о вульгарном выражении с использованием тех или иных слов. )))

4. Исправление ошибок допущенных в рамках дисциплинарного расследования невозможно в рамках судебного производства.

5. Жалобу нужно признать и назначить Сергею Менькову компенсацию, например в размере 91 000 евро.

Боритесь за свои права всегда. Знайте, что на месте незаконно уволенного может оказаться любой человек в нашей стране. Молчать или выражать свое мнение - это тоже самое, что потерять свободу или быть свободным человеком.

Сергей Меньков человек свободный. Я его за это уважаю. Идем с ним до конца.

С уважением,
Андрей Вестеринен.

Опубликовано в ПРАВОПОРЯДОК
Воскресенье, 18 Декабрь 2016 01:55

КОМУ МЕШАЮТ ПРОФЕССИОНАЛЫ?

Хотел бы обратиться к историям, схожим с ситуацией отважного спасателя Сергея Менькова. Я не буду касаться вопроса о причинах его увольнения из Спасательного департамента, не буду касаться вопроса законности и даже справедливости действий руководства департамента. Я хочу обратиться к вопросу о том, кто, как правило, выносит подобного рода решения и чем руководствуется в своих действиях.
И дело, почтенные сограждане, не только и даже не столько в Спасательном департаменте. Дело - в системе. Дело в традициях управляющего дилетантства. Дело в уничижительном отношении к профессионализму, отваге и верности долгу. Дело в искажении понятий "патриотизм", "законность", "компетентность".
Можно ли считать нормальным, когда чиновник спасательного департамента, ни разу не участвовавший в тушении пожара, даёт оценку быстроте действий пожарных расчётов, попивая кофе и щёлкая секундомером? Потом он напишет критический отчёт о действиях своих подчинённых, руководствуясь инструкциями, составленными другими дилетантами. Нормально ли это?
Можно ли считать достойным ситуацию, когда идут ремонтные работы, и вокруг единственного рабочего (с соответствующим профессиональным образованием и огромным опытом работы в этой сфере) с линейками суетятся пятеро менеджеров, ни у одного из которых нет инженерного или профильного работам профессионального образования. Один делает замеры, четверо поддерживают головы руками и многозначительно ими мотают. Бедолага рабочий - работает.
Нормально ли когда правильность выполнения задания контролирует человек, ни разу это задание самостоятельно не выполнявший? И это встречается как в сферах связанных с безопасностью, так и в сферах связанных со спасением человеческих жизней, а так же во многих других.
Нормально ли, когда в руководство обеспечения безопасности одного из стратегических объектов назначаются бывшие трактористы, лица со средним образованием, лесники (не видевшие леса) и автослесари (опасающиеся ремонтировать машины), в то время как люди с большим опытом работы в полиции, окончившие соответствующие учебные заведения, лица с юридическим образованием - находятся на рядовых должностях или уволены.
Нормально ли, когда советниками по обороне назначаются лица открыто заявляющие о своём уклонении от призыва?
Нормально ли, когда профессионалам оценку дают откровенно некомпетентные работники? Дают официальную оценку, ломая карьеру и судьбу.
Патриотами сегодня называют не тех, кто приходит на помощь своим согражданам в критическую минуту (пусть и по долгу службы), не тех, кто делает своё дело, развивая экономику страны, но тех, кто говорит угодные другим дилетантам слова. Сегодня быть профессионалом можно только в частном секторе экономики. Профессионализм на государственной службе, к сожалению, сегодня не оценивается должным образом. Более того, пока службы работают профессионально - им приходиться больше выделять денежных средств. Формула "больше дилетантства - меньше профессионализма" позволяет избегать необходимых финансовых вложений как во внутреннюю безопасность, так и в медицину (скоро придумают не только помощников полицейских и добровольных пожарных, но "помощников хирургов"), образование (помощник няни в детском саду за минималку) и иные сферы. При этом организаторы всего этого взывают к чувству долга ответственных людей, которые работали бы в экстренных службах за "здорово живёшь", превращая их в, так сказать, заложников своей дилетантской политики.
Но дилетанты не любят когда над ними смеются или говорят об их непрофессионализме, комичности ими же порождённой ситуации. Думаю, что именно в этом кроется истинная причина претензий властей к спасателю Сергею Менькову, профессионалу до мозга костей.

Владислав Пяллинг

Опубликовано в ОБЩЕСТВО
Пятница, 16 Декабрь 2016 20:33

МЕНЬКОВ И ВЕСТЕРИНЕН НА POSTIMEES

15-го декабря в прямом эфире в студии информационного портала Postimees побывал бывший спасатель Сергей Меньков, уволенный со службы после того, как в Сети была выложена и обрела популярность его видеосъёмка парада в честь Дня самостоятельности Эстонской Республики с едкими авторскими комментариями в адрес участников мероприятия. Вместе с ним на вопросы ведущей Елены Повериной ответил его юрист Андрей Вестеринен, участник Марша Мира в Таллине, взявшийся защищать интересы Менькова в иске против Спасательного департамента на бесплатной основе.
Сергей Меньков оказался, по сути, в роли мальчика из известной сказки, выкрикнувшего на всю площадь то, о чём молчали, но думали многие: «А король-то голый!». Однако у наших чиновников не получилось провернуть увольнение Сергея в их любимом стиле «JOKK!», и теперь, благодаря составленному Андреем Вестериненем иску, он может получить от Спасательного департамента компенсацию в размере около 90 тысяч евро. 
Однако режимные эстонские СМИ попытались безуспешно, надо признать, добиться общественного порицания Менькова. Дескать, нарушил неписанные этические законы, оскорбил при исполнении обязанностей и прочее бла-бла-бла. Так вот, именно с такой оценкой категорически невозможно согласиться.
Учитывая, что с момента вступления Эстонии в Евросоюз и НАТО она лишилась собственной внешней, экономической и военной политики, фарсом и издевательством выглядит не видеокомментарий Менькова, а ежегодный парад в День самомостоятельности при полном отсутствии оной.
Более того, ЕС активно вмешивается во внутреннюю политику Эстонии, навязывая ей на поселение беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока, заставляя принимать законы в интересах сексуальных извращенцев в ущерб традиционному большинству, даже президента местный парламент вынужден выбирать по прямой указке из Брюсселя.

 

ИНТЕРВЬЮ С.МЕНЬКОВА ИНФОПОРТАЛУ POSTIMEES

Меньков не доработал до досрочной пенсии 7 лет. Сейчас идет суд. Бывший сотрудник Спасательного департамента усилил свои требования, оспаривая не только увольнение за «утрату доверия», но и претендуя на компенсацию почти в 100 тысяч евро. Это сумма его зарплат, которые он мог бы заработать до выхода на пенсию.
«Называть меня «героем» за этот репортаж – это слишком притянуто за уши. Героем я был тогда, когда моя команда вытаскивала людей из огня. А этот репортаж я не считаю «геройским». Сделал то, что сделал», - сказал Меньков, подчеркнув, что ни о чем не жалеет.
«В принципе я понимал, какие могут быть последствия, поскольку прецеденты в департаменте бывали и ранее: моих товарищей уже увольняли за выкладывание в Facebook своих репортажей. Я сделал это сознательно. Посмотрев на безобразие, которое показывали народу, и увидев отношение народа к происходящему, я решил показать это своим друзьям в FB. Но я сделал маленькую ошибку – не заметил, что это пойдет в общий доступ», - пояснил он.
«Сначала снимал для себя, чтобы детям потом показать, но знаете, когда маршируют с такими паузами - проходит несколько минут, и никого следующего нет – меня это просто возмутило. Комментировал на эмоциях – это связка слов, и больше ничего», - добавил Меньков.

- По факту, своими ехидными высказываниями вы оскорбили эстонских патриотов и подлили масла в огонь в отношениях между общинами. Сознательно ли вы это делали?
- Я не вбивал клин в отношения и никого не разобщал. Мы все живем в одном стране. Как гражданин Эстонии я не могу быть равнодушен, если вижу непорядок пусть даже в завершающей фазе парада. В лицах зрителей застыло недоумение.
- Это были слова патриота?
- Патриотизм — последнее прибежище негодяя, если цитировать известные выражения. Я не считаю себя ни патриотом, ни "запатриотом". Я просто гражданин своей страны.
- Всегда ли нужно говорить то, что «думают все»?
- Я озвучил то, что думаю сам, но поскольку я – представитель народа, то озвучил то, что думают все.
- Чем вам сейчас приходится заниматься?
- Подрабатываю.

Юрист Андрей Вестеринен отметил следующее: «Сергей Меньков – ветеран Спасательного департамента, я – ветеран вооруженных сил, но как ветеран вооруженных сил я не вижу в сказанном ничего оскорбительного – оскорбительного настолько, чтобы за это можно было уволить. Наши ордена и есть результат службы государству. Человек, отдавший почти 29 лет службе Эстонскому государству, спасавший жизни людей каждый день, был уволен за то, что выразил свое мнение».
«Сергей комментировал то, что видел. Неверно утверждать, что он ставил перед собой цель оскорбить или неуважительно отнестись к участникам парада, - продолжил Вестеринен. - Увольнение не аргументировано. Перевод выражений, употребленных Сергеем, на эстонский язык, ничего кроме улыбки не вызывает. Более того, у нас отсутствует закон о нецензурных словах. Спасательному департаменту не удалось аргументировано доказать, что эти слова являются матерными выражениями».

Видеоинтервью полностью - здесь

PS
Кроме решения об увольнении из рядов Спасательного департамента, Сергей Меньков в настоящее время обжаловал также решение Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики о наложении на него штрафа по делу о Бессмертном полке в Таллине, где Меньков был зарегистрирован в качестве дежурного.

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

13-го декабря юрист и участник Марша Мира в Таллине Андрей Вестеринен подал в суд дополнительную позицию по жалобе Сергея Менькова на решение Спасательного департамента об его увольнении. Ветеран спасательной службы Меньков был уволен с работы после того, как в Сети была выложена и обрела популярность его видеосъёмка парада в честь Дня самостоятельности Эстонской Республики с едкими авторскими комментариями в адрес участников парада.
Сразу после того, как стало известно об увольнении Менькова, юрист Андрей Вестеринен взялся защищать его интересы в иске против Спасательного департамента на бесплатной основе.

Комментарий Андрея Вестеринена:

«Мы подали сегодня в суд дополнительную позицию по жалобе Сергея Менькова на решение Спасательного департамента. Главным образом мы считаем, что решение Спасательного департамента следует признать ничтожным, по причине наличия грубых ошибок дисциплинарного расследования, а также и самого решения. Об этом указывает и суд в своём постановлении от 07.10.2016 года.
Суд также указал Спасательному департаменту, что, исходя из Административно-процессуального кодекса статьи 158 части 3, суд не оценивает в отдельности целесообразность дискреционного решения, а также суд при проверке правомерности административного акта или действия не осуществляет за административный орган дискреционное право. Госсуд в своём решении 3-3-1-96-10 пункте 12 указал, что все наказуемые и противоправные действия нужно будет выяснить и дать им правовую оценку в рамках дисциплинарного производства и НЕ РАЗРЕШЕНО в рамках судебного процесса приводить дополнения к действиям и обоснование дополнительных обстоятельств в дисциплинарном наказании.
Также ссылаемся на неправильный перевод текста с русского языка на эстонский, который наконец-таки осуществил Спасательный департамент. Напомним, что данный перевод текста не был осуществлён второй стороной в рамках дисциплинарного расследования, поэтому отсутствует в своём решение главное, а именно аргументация увольнения Сергея Менькова. Департамент совершил ряд грубых ошибок при вынесении своего решения, которые сейчас они пытаются исправить.
Некоторые слова, использованные в видео, русскими словами не являются. Значение этих слов отсутствует в словарях Ожегова, Ушакова или Даля. Каким образом департамент смог перевести эти слова и какие источники использовал при переводе этих слов — нам просто непонятно.
Помимо этого мы считаем, что использованные некоторые слова не были высказаны Сергеем с целью оскорбления. Ранее мы ходатайствовали о привлечении языковых экспертов. Мы это сделали специально с целью, чтобы департамент составил бы перевод использованного видео. Перевод сделан и теперь вопрос привлечения экспертов для нас важным уже не является т.к. в этом случае привлекать нужно также и экспертов татаро-монгольского языкового наречия.
Помимо этого мы ходатайствуем о назначении судом размера компенсации для Сергея исходя из неправомерного его увольнения и недополученной выгоды, а именно 91 000 евро, которые Сергей мог бы заработать за следующие 7 лет службы в Спасательном департаменте. Конкретно по этому моменту мы ссылаемся на решение Госсуда 3-3-1-13-16.
И самое последнее. Департамент ходатайствовал о закрытом судебном заседании, но при этом департамент и здесь не аргументировал своё ходатайство. Одним словом, ошибок со стороны департамента очень много. Факт остаётся фактом — уволили пожарного, рисковавшим своей жизнью ради спасения других жизней, отдавший этой службе более 28 лет. Это решение мы обжалуем и надеемся на положительное для Сергея Менькова решение».

Кроме решения об увольнении из рядов Спасательного департамента, Сергей Меньков в настоящее время при помощи правозащитника и активиста Партии народов Эстонии Сергея Середенко обжаловал также решение Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики о наложении на него штрафа по делу о Бессмертном полке в Таллине, где Меньков был зарегистрирован в качестве дежурного.

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика