Вторник, 14 Март 2017 23:56

СЛОВО В ЗАЩИТУ ВЛАДИСЛАВА ПЯЛЛИНГА

Уж не знаю с каких именно времён, на пережитки которых у нас принято сваливать всё дурное, но есть в нашем обществе нехорошая привычка хором пинать оступившегося. Нынешний случай с публицистом Владиславом Пяллингом, осуждённым сегодня на четыре месяца тюремного заключения за телефонную шутку об якобы подложенной бомбе в самолёт, яркое тому подтверждение.


Будучи первым, кто раскрыл его замечательный талант публициста и стал публиковавать его статьи на страницах «Эстляндских Губернских Ведомостей», могу позволить себе сказать несколько слов об осуждённом вдогонку полученному им приговору.

Сразу оговорюсь, что не располагая материалами дела, не могу делать каких-то однозначных выводов о реальной степени виновности Владислава. Впрочем, сие, возможно, и без надобности, учитывая его признание в своей вине и согласие с вынесенным приговором. Хочу лишь напомнить, что куда более известные личности по разным причинам оговаривали себя и признавали вину в куда больших грехах, что отнюдь не отразилось на отношении к ним общества.

Имя Владислава Пяллинга стало широко известно читающей публике нашей страны после серии его открытых писем президентам США, России, Эстонии и Украины. Своей "президентской" перепиской Владислав возродил в нашем обществе как-то было совсем угасший жанр открытых писем-посланий простых людей власть имущим. Можно, конечно, цинично посмеяться над ожиданиями типичного «маленького человека», и всё же нельзя не признать неординарность попытки подобного вида общения.

Ещё одной примечательной стороной Владислава Пяллинга была его уникальная способность грамотно и по делу комментировать всё, что попадало в сферу его разнообразных интересов: от политики до семейного вопроса. Его замечательные комментарии к Концепции проекта Партии народов Эстонии вынесли дискуссию о ней в массы, позволив значительно увеличить ряды сторонников проекта.

Возможно, что именно неординарность натуры и подвела Владислава Пяллинга. Несколько его последних статей были посвящены тревоге за недостаточный, по его мнению, уровень компетентности специалистов по безопасности Таллинского международного аэропорта, с чьей работой он, будучи сам работником охраны аэропорта, был знаком не понаслышке.

Верный своему методу во всём самому идти до конца, Пяллинг решил провести эксперимент с телефонным звонком, предупреждавшим об якобы заложенной в самолёт бомбе. В какой-то степени эксперимент удался, звонившего Охранная полиция сумела вычислить лишь спустя полгода, что послужило бы слабым утешением для пассажиров самолёта, будь в нём реально заложена бомба. Однако, за всё в этом мире приходится нести ответ, и Владислав его уже несёт с момента своего ареста в начале февраля.

Узнав из новостей о предстоящем суде над Пяллингом и предъявляемом ему обвинении, я уже заранее предвидел вой злорадных голосов, захлёбывающихся в слюнявом экстазе от случившегося. Я не ошибся. Недоброжелатели особенно подчёркивали связь Пяллинга с Партией народов Эстонии, в режимных эстонских СМИ превратившейся (о чудеса перевода!) в мифическую русскую «Национальную партию». Придворные журналисты всячески пытались навести незадачливого читателя на мысль об очевидной связи между «русской партией» и терроризмом.

Бог с ними со злопыхателями, на то они враги, чтобы радоваться чужой беде. Но странно мне было читать комментарии в духе "А мне лично он всегда казался немного странным" и «Я всегда ждал от него чего-то подобного» от людей, доселе всегда одобрительно отзывавшихся о статьях Пяллинга и искренне беспокоившихся об его судьбе, когда в феврале он неожиданно пропал с общественного горизонта.

Повесить ярлык можно на каждого. Главное отличие умного человека от дурака состоит в способности думать самостоятельно, не верить навешенным ярлыкам и видеть за ними истину. А горькая истина состоит в том, что в нашей стране неминуемо под самыми разными соусами по шапке жёстко получают именно те, кто пытается приподняться над общим уровнем склонённых в покорности шей. За проявление самой элементарной гражданской активности непременно следуют прослушка телефонных переговоров, слежка со съёмкой, штрафы, досмотры с раздеванием при пересечении границы, попадание в санкционированные государственными структурами «чёрные списки», уголовное преследование и прочие «радости» полицейщины.

Четыре месяца тюремного заключения за «телефонный терроризм»? Скажи ещё спасибо, что живой. Предыдущий «террорист», общественный активист Карен Драмбян, в 2011-м году попытавшийся донести свою правду до ушей тогдашнего министра обороны Марта Лаара, был буквально изрешечён пулями натравленной на него группы захвата.

Аллан Хантсом

 

Фото Андреса Путтинга.

Прочитано 4707 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика