Член Совета Объединенной Левой Партии Эстонии Елена Григорьева в своём открытом обращении потребовала от Президента Эстонии Керсти Кальюлайд публичного извинения за фальсификацию истории, напрямую ведущую к усилению межнациональной розни в Эстонии:

 

 

Настоящим обращением я выражаю свой протест против неграмотного употребления терминов в нашем государстве на самом высшем уровне.

Причиной этому послужило интервью Президента Эстонии Керсти Кальюлайд радиостанции «Эхо Москвы», в котором Президент позволила себе заявить, что «СССР оккупировал нашу страну» и далее: «И именно этому мы должны учить наших детей, именно это случилось в истории».


Я компетентно заявляю, что данные высказывания являются фальсификацией документированной истории нашей страны. Называть присоединение Эстонии на правах суверенной равноправной республики к Советскому Союзу оккупацией терминологически некорректно. Подобная интерпретация позволена на обывательской кухне, где выплескивается накопившееся недовольство в безответственной форме. Но на высшем уровне подобная безграмотность приводит к серьезнейшим политическим последствиям.

История строится не на интерпретациях, а на задокументированных актах. Таким законным документом является акт о вступлении Эстонии в СССР. В соответствии с этим законным актом все граждане, появившиеся и родившиеся в Эстонской СССР являются не оккупантами и их потомками, а законными жителями той страны, фактической правоприемницей которой стала Эстонская Республика. Интерпретация же этого акта как оккупации и приводит к жесткой конфронтации двух основных национальных общин нашей страны. На уровне правительства подобная фальсификация приводит к сегрегации и ущемлению прав так называемых «оккупантов», которыми их назначили безграмотные обыватели.

Я, как представитель русской общины Эстонии, как член Совета Объединенной Левой Партии Эстонии, как доктор философии в области семиотики Эстонии требую от Президента Эстонии публичного извинения за эту фальсификацию, напрямую ведущую к усилению межнациональной розни в нашей стране.

Елена Григорьева, PhD freelance expert in semiotics

Опубликовано в ПОЛИТИКА

Известный педагог-русист Елена Григорьева, ставшая членом Совета обновлённой Объединённой Левой партии Эстонии, рассказала информагентству "БалтНьюс" о своём понимании роли ОЛПЭ в современной политической жизни страны:


- Почему Вы вступили в Левую партию Эстонии?

— Я оказалась именно в Левой партии естественным путем перетекания из общественного объединения «Русская Школа Эстонии» (РШЭ) и проекта Партии Народов Эстонии в ряды уже существующей и одной из старейших партий в нашей стране.

Я вступила в РШЭ по профессиональным и идеологическим причинам. Русские школы — самый болезненный участок и так далеко не благополучной социальной среды Эстонии. Речь идет о самом ценном, что есть у каждого — о будущем, о детях. Я как профессиональный педагог и русист не могла и не могу спокойно видеть, как полуграмотные титульные политики ставят бесчеловечные эксперименты на русских детях. Я воспитывалась в лучших традициях русской культуры и хочу, чтобы русские дети имели свободный доступ именно к этой культуре, поскольку она нам родная, природная, разумеется, не отгораживаясь стеной от многонационального большого мира.

Также естественно я стала искать единомышленников, это привело меня в РШЭ. Я не испытывала никаких иллюзий в успешности нашей борьбы на данном этапе, однако я считаю делом чести обозначить публично свою позицию честного гражданина и педагога. Как я смогла убедиться, мои товарищи по Объединению и по Партии придерживаются того же мнения.

Я могла убедиться и в том, что ни одно из наших вполне публичных высказываний не вызывает никакой реакции в правящих кругах страны. Поэтому мы стали естественным образом политизироваться с тем, чтобы найти рычаги воздействия на местную элиту для исправления несправедливости, которая и является источником конфликтов и проблем в нашей стране и нашем обществе.

- Знакомы ли Вы с идеологией партии, ее целями, разделяете ли их целиком? Не получилось ли так, что вы голосовали сердцем и эмоциями, а не холодным умом? И голосовали не за партию, а против «этих либеральных лжецов-уродов у власти»?

Я внимательно ознакомилась с текущей базовой программой эстонских левых, сравнила ее с проектом нашей Программы, в составлении которой я принимала участие, и поняла, что никакой сколько-нибудь существенной разницы в целях и задачах в наших программах нет. Я не политик и не организатор, наш актив принял решение о слиянии, чтобы иметь доступ к выборам в местные власти уже в этом году. Я считаю, что это вполне разумный шаг. К чему плодить лишние сущности, как сказал бы Оккам? У нас и так русская община раздроблена и разодрана.

И я была рада встретить на Съезде ОЛП таких партийных ветеранов, как Малле Густавовна Салупере, прямая ученица Юрия Михайловича Лотмана из первых выпусков, которая вступила в Партию лишь однажды, это была Коммунистическая Партия Эстонии. ОЛП является прямой наследницей КПЭ. Таким образом происходит непрерывная передача совершенно определенных традиций и убеждений.

Конечно, для меня самой было довольно шокирующе вступить в Партию. Если бы мне кто-нибудь сказал об этом лет восемь назад, я бы покрутила пальцем у виска. Но жизненный путь нам подчас представляет такие озорные повороты, что только держись. Ведь получается, что я состою в той же Партии, что и мои непосредственные учителя — Юрий Михайлович Лотман, Рем Наумович Блюм, который преподавал мне философию и научный коммунизм.

- Как вы разбираетесь во всем многообразии форм и специфике левых европейцев?


Честно скажу, никак не разбираюсь. Сейчас такая пестрота в этикетках и программах, что разбираться в этом требует слишком много усилий и времени, достойных лучшего применения. Я знаю некоторых своих коллег на Западе, склонных к коммунистическим или социалистическим убеждениям. Это очень большой разброс во мнениях и убеждениях, зачастую крайне противоречивых. Вообще мне кажется, что общее настроение сейчас в Европе — полная растерянность, отсутствие четких программ и колебание между самыми экстремальными позициями.

- В чем специфика левых Эстонии, на Ваш взгляд?

Что касается нашей специфики, мне бы хотелось, чтобы наша идеология была сбалансированной, чтобы левые ценности свободы, равенства и братства органично сочетались с традиционными ценностями семьи и общественным этикетом.

Мы в лучшем положении, чем большевики в 1917 году. У нас есть опыт построения социалистического общества, выращивания нового типа человека, да, да, того самого Хомо советикуса, чье имя стало буквально презрительным ругательством. А между тем, тот Хомо, как мы видим сейчас уже на опыте трудных лет существования в джунглях либерального капитализма, осложненного титульным национациолизмом, тот Хомо был во многом гораздо более достойным представителем гуманоидов, чем нынешние политбройлеры. Но и тот Хомо был несовершенен. Так что нам есть над чем работать. И начинать, конечно, с детских садов. (смеётся- от ред.).

- Жива ли левая идея как массовая идеология в Европе, по Вашей оценке/ощущению? Согласны ли Вы с тем, что левые в Евросоюзе обречены быть в традиционной обойме «внесистемная оппозиция/профсоюзы/левацкое студенчество» или они могут вырваться из этого круга?

Это сложный вопрос. Вообще-то то общество, которое было построено в Большой Европе за последние, скажем, полвека — это прямой продукт левого движения. Идеологию этого общества определяет французский деконструктивизм и затем постмодернизм. Все это продукт 1968-го года, всех этих студенческих волнений, поскидывавших старых профессоров и захвативших кафедры на долгие годы. Сейчас, как мне кажется, эта идеология умирает на глазах под натиском переселенцев, которые своей массой просто переварят лишенную ориентиров кучку белых интеллектуалов. Это результат безответственного крена влево, за которым неизбежно следует правая реакция.

Но это не значит, что идеалы свободы, равенства и братства должны быть отменены вместе с вредной разрушительной идеологией левых экстремистов. Я — диалектик, я считаю, что должен произойти синтез лучшего, что есть и в левых, и в правых устремлениях. Государство можно сравнить с кораблем. Нужно держать баланс, чтобы оставаться на плаву.

- Почему левые Эстонии так мало заметны в общественной жизни? Есть ли у вас рецепт пробуждения от спячки левого электората?

Общественная жизнь либерального типа всегда концентрируется и активируется в непосредственной близости к кормушкам. Поскольку левые идеалы не очень сочетаются с поклонением кормушке-поилке, то они здесь почти никому не интересны. Ведь главная цель жизни в обществе этого типа — успех, а успех измеряется только деньгами. Те, кто участвуют в гонке потребления, а в эту гонку включают уже младенцев буквально с колясок, не видят ничего по сторонам от этой колеи. Невозможно заставить слушать даже самые прописные истины безумцев, которым втемяшили в голову, что чем круче марка айфона, тем круче они сами.

И рецептов тут никаких нет. Совесть пробуждается или не пробуждается в каждом хомо персонально. Я делаю, что могу, своим словом. Пусть каждый делает то, что может, честно и по совести. А принуждать к участию кого бы то ни было в чем бы то ни было мы не будем. Только добровольцы.

Я вижу, что мои однопартийцы, мои единомышленники ежедневно ведут борьбу за справедливость в социальных сетях, в судах, на складах гуманитарной помощи, на маршах мира и так далее — буквально во всех медиа. Мы делаем все, что можем. Просто нас, людей с больной совестью, осталось очень мало. А совесть — зверюга такая, если не болит, то впадает в спячку очень быстро.

Я бы закончила цитатой из испанского барочного авантюрного романа несколько цветистого, но весьма наблюдательного Кеведо:

«Совесть у купцов — это то же самое, что непорочность у публичной девки, продающейся и без ее наличия. Из людей этого ремесла почти никто совестью не обладает: поскольку народ этот наслышан, что она способна терзать человека за самую малость, они предпочитают расстаться с нею вместе с пуповиной при рождении».

Заметьте, написано в XVI-ом веке. Но без совести, мне кажется, мир будет только разрушаться, без всяких надежд на обратное, то есть на развитие.

Опубликовано в ПОЛИТИКА

4-го ноября в Таллинне в стенах Национальной библиотеки прошёл III-й «Конгресс национальных меньшинств Эстонии». Инициатором мероприятия стала «Палата национальных меньшинств Эстонии», созданная в 2007-м году и возглавляемая Рафиком Григоряном и Лейви Шером. Целью организации является имитация представительства национальных меньшинств Эстонии во всех структурах государственной, муниципальной и судебной власти республики, а также в различных общественных организациях. Своим взглядом на прошедший Конгресс поделилась бывший старший научный сотрудник Тартуского университета и один из самых активных инициаторов создания Партии народов Эстонии Елена Григорьева:

 

Конгресс прошел очень успешно в том смысле, что все проблемы как на ладони.
Это - пол-дела.
Все выступления были по делу и с разных сторон рассматривали множественные аспекты происходящего в настоящий момент у нас в стране и в мире, в первую очередь, в Европе.
Мы видим все предельно ясно: Европа охвачена фашизмом - корпоративным нацизмом, закрепленном на государственном уровне законодательно. Это понимают все, включая титульную нацию в нашей стране, которая только притворяется и лжет, что не видит основной проблемы.
У нас главная проблема та, что нас игнорируют, с нами не вступают в равноправный диалог.
От титульной нации на конгресс осмелился явиться ровно один представитель - проф. Рейн Вейдеманн, который на плохом русском мямлил что-то невразумительное про их уникальную эстонскую семиосферу, поминутно ссылаясь на Лотмана. Однако за всем этим бредом стоял только один огромный страх - страх собственной некомпетентности. Проф. Вейдеманн - мой прямой коллега по академии. Тем не менее, он не осмелился остаться и выслушать мой ответ, ответ профессионала, он бежал, хотя я остановила его в кулуарах и прямо спросила: "Неужели вы не останетесь выслушать ответ профессионала?" Он не смог остаться, чтобы выслушать иное мнение. О каком диалоге может идти речь, если самый высший эшелон интеллектуальной элиты не готов услышать отличное от своего компетентное мнение?

Многие политики сказались больными, некоторые за час до начала. Не было ни одного представителя прессы, работающего на запись всего события. Пара фотографов, да Овченков.
Зато были посол России и Михаил Кылварт.

В ходе очень разумных и компетентных выступлений многих ораторов (список у организаторов) стало понятно, что заявленная в качестве темы Конгресса проблема беженцев не является первоочередной проблемой для нашей страны конкретно, хотя, разумеется, влияет на нашу страну как неотъемлемую часть Европы.

Однако пока не решена базовая проблема Эстонии, а именно, конфликт интересов двух больших этнических общин, ни одна проблема не может обсуждаться всерьез даже в первом приближении. Проблема беженцев - это, в значительной степени, пропагандистский фантом, который, впрочем, в более благополучных странах приобрел пугающе реальные очертания.

Эстония не готова к решению проблемы беженцев потому, что она социально неблагополучна, а это неблагополучие лежит в очевидной дискриминации русскоязычной общины. Пока эта проблема не будет решена, то есть до тех пор пока не будет налажен диалог между двумя основными общинами Эстонии, любое событие, любое мероприятие, любое поползновение и уж тем более действие любого из жителей данной страны будет давать только негативные результаты. Придут ли беженцы, будет еще хуже, не придут ли беженцы (это все же рабочая сила, возможно), будет снова хуже. И так далее.

И именно поэтому нас игнорируют. Из страха своей полной некомпетентности в решении реальных накопившихся проблем.

Но ни одну проблему невозможно игнорировать до бесконечности. Проблема вырастает, становится все проблемнее.
Вот такие неутешительные итоги.
Впрочем, было очень приятно слышать разумные речи на хорошем (за одним титульным исключением) русском языке.

Хочу еще добавить, что русских, конечно, можно запретить и/или уничтожить конкретно в Эстонии, однако это не поставит русскую нацию как таковую на грань выживания, будем откровенны. В то время как то, что происходит сейчас на всех уровнях титульной пирамиды, грозит скорейшим исчезновением именно эстонского этноса. Так что первыми, кого следовало бы защищать на нашем Конгрессе, должны были бы быть именно эстонцы. Но как их защищать, если они нас в упор не видят и не слышат? При этом повсюду орут об интеграции и диалоге.

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Други РОДИНЫ

 

sd banner
aliens banner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика