Понедельник, 28 Август 2017 14:21

КАК ЭСТОНСКАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБМАНЫВАЕТ РУССКИХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

или Почему «пропорциональная» избирательная система на 20% уменьшает представительство в городском «парламенте» Таллина депутатов, которых избирают в частях города с преобладанием русских и русскоязычных жителей, составляющих почти половину населения столицы Эстонии.


Такое продолжается четверть века, но никого в демократической и правовой Эстонии, да и в Евросоюзе и США, это не волнует. Позорно, что равнодушны к этому и русское/русскоязычное население, а также его представители в муниципальной власти, которых принудили смириться с несправедливостью на этнической почве, а, еще точнее, дискриминацией и в области избирательного права — святыни западной демократии.

Тем не менее, в ходе начавшейся избирательной кампании перед местными выборами в Эстонии говорят о чем угодно (от высылки из страны «русских наркоманов» до превращения Таллина в город, где разрешат говорить исключительно по-эстонски), увы, только не о вопиющем апартеиде на эстонский манер.

Ограничить доступ русских к власти

В советское время в Таллине было четыре приблизительно равных по величине административных района. С восстановлением независимости в 1991 году город разделили на восемь частей, удивительно не похожих друг на друга. Ни по территории, ни по численности, ни по характеру застройки, ни по национальному составу. Это лукаво объяснили необходимостью учесть специфику, традиции и историю частей города.

Была совсем другая причина. В 1993 году на выборах в Таллинское городское собрание этнократы не без оснований убоялись победы русских избирательных союзов. В ночь, когда началось подведение итогов, на дисплеях стремительно росло число отданных «русским спискам» голосов в самой крупной по числу жителей части города Ласнамяэ. И в ту пору тут преобладало русское и русскоязычное население. Тогда пришлось услышать одного устроителя выборов: «Я же говорил, что Ласнамяэ надо было разделить на две части». А именно: одну, где русские в подавляющем большинстве, и другую — Старое Ласнамяэ, где преобладали эстонцы. К слову, по предварительным данным победителем стал один из русских избирательных союзов, но ему не позволили создать коалицию.

Дело вот в чем. В столичном Горсобрании половина депутатских мест (40 из 79) распределена поровну между восемью административными частями города, остальная половина избирается по классическому принципу пропорциональности представительства — число депутатских мест зависит от численности населения в части города. Стало быть, за каждой из них автоматически закрепляется пять мандатов. Их получают, как самая маленькая часть города — Пирита, так и ее соседка, самая крупная — Ласнамяэ. На последних выборах в первой насчитывалось 13.161 жителей с правом голоса, во второй — 95.446. Разница в семь с лишним раз!

Это значит, что представленность «своими» депутатами в столичном Городском собрании в те же семь с лишним раза ущемляет избирательное право электората «русского» Ласнамяэ. И это по тому, что первая половина мандатов распределяется в силу грубого нарушения непреложного демократического принципа пропорциональности избирательной системы.

Но это — полбеды. Часть города Пирита (эстонская «Рублевка» еще с советских времен) населяют в основном эстонцы, в Ласнамяэ (и сегодня типичный спальный район), как сказано, русские и русскоязычные жители. То есть нарушение пропорциональности имеет еще и очевидный этнический окрас. Налицо дискриминация по национальному признаку.

Русофобская бухгалтерия «демократии»

Та же картина, менее контрастная, и по остальным частям города. Там, где преобладает эстонское население, мандатов разыгрывается больше, чем положено при полном соблюдении принципа пропорциональности, и меньше — в «русскоговорящих» районах. Части города (Хааберсти, Кристийне, Нымме и Пирита), где преобладает эстонское население, суммарно имеют на 8 мандатов больше, чем положено по справедливости. Столько же мандатов, но меньше положенного, разыгрывают в «русскоязычных» частях города (Ласнамяэ, Мустамяэ и Пыхья-Таллин). Только в части города Кесклинн — равновесие. Если учесть, что Городское собрание состоит из 79 депутатов, то этническая несправедливость с учетом всех частей города составляет 16 мандатов, что равно 1/5 состава столичного «парламента». Дефицит демократии — 20%!

Эти расчеты доступны любому гимназисту, кстати, многие из которых нынче впервые в Эстонии смогут принять участие в муниципальных выборах. По данным последних местных выборов, в Таллине было зарегистрировано 343.268 избирателей. Чтобы получить «себестоимость» одного мандата нужно разделить это число на 79 мандатов (получается 4.357 голосов). А чтобы рассчитать справедливое число мандатов по частям города надо число избирателей в них разделить на эту «себестоимость».

Таким образом, отказавшись от предварительного закрепления половины мандатов между частями города, то есть, если придерживаться пропорциональной избирательной системы в полном объеме, то «русскоязычная» часть города Ласнамяэ должна избирать в Горсобрание 22 депутата, а не 16, как сейчас. Соответственно, в Мустамяэ — 12 (11) и Пыхья-Таллин — 11 (10). В сумме это составило бы более половины депутатских мест — 45 из 79. В реале русских мандатов меньше — всего 37.

Такую вопиющую несправедливость (распределение половины мандатов между частями города) правящее националистическое большинство в парламенте намеренно закрепило в Законе ЭР о выборах собрания местного самоуправления (KOVVS § 9, (2)).

Но в этом же законе (KOVVS § 1, (1) и (3) и в Конституции ЭР (§ 156) записано, что выборы представительного собрания местного самоуправления считаются законными, если они «всеобщие, единообразные и прямые». 

 

Приблизительно, ну «всего» на 20%


Сразу вопрос: как может нынешняя избирательная система с предварительным (до выборов) квотированием половины депутатских мандатов между частями города обеспечить это «единообразие» (в русском правовом лексиконе — «равенство»)? Не может, так как эта система не до конца пропорциональная. Наконец, никакая избирательная система по определению не может ущемлять права национальных меньшинств.

Автор этих строк обращался сразу после предыдущих местных выборов к канцлерам права Эстонии, бывшему — Индреку Тедеру, нынешнему — Юлле Мадизе. Они — гаранты соблюдения конституционных прав в стране. Просьба сводилась к правовой оценке предположительно нарушающих Конституцию ЭР законоположений, в том числе и в случае не допускающих дискриминацию по этническому признаку (статья 12 основного закона — «Никто не может быть подвергнут дискриминации из-за его национальной, расовой принадлежности»). Первый «гарант» так и не ответил, вторая — прислала отписку.

Вот она: «... удельный вес всех отданных за списки партий или избирательных союзов голосов от общего их числа приблизительно (выделено автором статьи) соответствует удельному весу полученных мандатов в Горсобрании». Знакомый юрист разъяснил: канцлер права лукавит. Суть ее ответа в том, что местные выборы 2013 года прошли в соответствии с законом. Более того, это, мол, приблизительно гарантирует их пропорциональность. Соль тут в том, что запросе не подвергалось сомнению соответствие закону состоявшихся выборов. Вопрос сводился к тому, соответствует ли этот закон Конституции?

 

То есть снова: если речь — о русских и русскоязычных жителях, то любое заметное расхождение (даже на 20%!) считается «приблизительным». Впрочем, закон есть закон, но данный, как показывает жизнь, не только не устраняет несправедливость, увы, порождает ее. Это — лишь один пример фундаментальных нарушений прав русского и русскоязычного населения Эстонии.

Нормальные отношения с РФ — грех

Что же касается приводящего к дискриминации по этническому признаку нарушения принципа пропорциональности на местных выборах в Таллине, то этнократия и засевшие во власти националисты разных мастей пытались даже ужесточить существующую несправедливую избирательную систему в Таллине. Правда, это им не помогло. Начиная с нулевых годов, к власти в столице неизменно приходила формально считающаяся прорусской Центристская партия. Она собирает львиную долю «русских» голосов в Таллине и на северо-востоке, где компактно проживает русское и русскоязычное население Эстонии. Это позволяло тем же центристам каждый раз набирать, правда, со скрипом больше половины мандатов и управлять Таллином (а также Нарвой) единовластно, без необходимости делить с кем-то власть. Возможно, это тоже убаюкивало центристов, которые мирились с нынешней несправедливой избирательной системой.

Сегодня это реально угрожает им поражением. Поддерживаемая русским и русскоязычным избирателем Центристская партия испытывает в последние два-три года серьезный кризис. Причина — в предательстве правого крыла партии, в которое входят уже и русские и русскоговорящие политики. В конце прошлого года, после очередной попытки, им удалось отстранить от руководства партии ее основателя, экс-мэра Таллина, крупнейшего эстонского политика последней четверти века Эдгара Сависаара. Этому содействовало и то, что в результате инфекции, странным образом подцепленной в командировке в Юго-Восточную Азию, Сависаару ампутировали ногу. Но и это не помешало ему вернуться в политику. Он попытался создать коалиционное правительство. За что был «приговорен» уже окончательно.

Причина проста — руководимая из-за океана эстонская политэлита, не могла допустить к власти в Эстонии политика, который относится одинаково ко всем постоянным жителям страны, независимо от их национальности, гражданства или безгражданства. Хотя заигрывание центристов с русским и русскоязычным электоратом помогло государству четверть века гасить недовольство дискриминируемого русского и русскоязычного населения.

Раздражение и ярость этнократии вызывало стремление Сависаара нормализовать отношения с Россией. А потому, ради того, чтобы убрать его с политической сцены, были инспирированы обвинения во взяточничестве и злоупотреблении властью. Находящийся уже не первый год под судом Сависаар отвергает их полностью. Но государственная машина, которой управляет проамериканская этнократия, безжалостна. Главное для нее — скомпрометировать его и в итоге нейтрализовать за строптивость.

Сависаар посмел идти на выборы!

Если бы Эдгар Сависаар стал премьер-министром, то не видать американцам и НАТО лакейства Эстонии, ее низкопоклонства перед Западом. Наверняка не согласился бы он и на создание направленных против России ракетных баз в Эстонии. Зато сменивший Сависаара на посту председателя Центристской партии политический нувориш Юри Ратас согласился на все это, вкупе с антироссийскостью и русофобией, что не было свойственно центристам при Сависааре. Такова была цена предательства типичного для Эстонии карьериста-политика.

Этим летом, когда решался вопрос о муниципальных выборах, центристы отказали Эдгару Сависаару в участии в выборах в привычном для него Ласнамяэ первым номером. На предыдущих выборах он набрал тут рекордные для Эстонии 40 тысяч голосов — чуть ли не половину голосовавших. Это было бесстыдным унижением эстонского политика N 1, почему он и решил создать свой избирательный список. Это привело в смятение новое руководство центристов и обрадовало вечных врагов Сависаара. Последние считают, что более половины депутатских мест в таллинском Горсобрании, даже по сумме голосов центристов и сависааровцев, им скорее всего уже не видать.

Почему так? Если с русскими политиками-карьеристами все ясно, то возникают сомнения и в прежней преданности к своему кумиру и «русского» избирателя. И понятно, почему. От самостоятельных русских и русскоязычных политиков всё русское политическое поле было зачищено еще в конце 90-х. Все СМИ Эстонии, включая русскоязычные, в основном предоставляют трибуну только для промывания мозгов русской и русскоязычной Эстонии и только местным русским коллаборационистам и нашедшим в Прибалтике политическое убежище идейно-политическим «власовцам», бежавшим из России. Это ведет к активному переформатированию сознания неэстонцев на западный лад.

По сути, среднестатистические «русские» избиратели, воспринимаемые этнократией и СМИ, как жители второго сорта, приняли этот навязанный им унизительный общественно-политический статус. Их, как граждан, купили поощряемым властями конформизмом, бытовым комфортом и потребительским раем. Их заставили учиться на эстонском языке в ущерб владению родным русским, а еще — добровольно-принудительно перенять ментальность классического обывателя — «лавочника-колбасника», готового воевать и против России. Короче, со временем они махнули рукой на свое положение, которое в ООН обобщили и признали отторжением русского и русскоязычного населения на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни Эстонии.

Димитрий Кленский

P.S.

 

Русские и русскоязычные жители Эстонии за последние годы изменили политическую ориентацию. Всё больше тех, кто стоит спиной к прародине России, открыто поддерживают НАТО и США, объявивших Москву врагом Запада. Власти предпринимают титанические усилия, чтобы неэстонская молодежь отвернулась от России и признала ценности протестантского мира. И это даёт плоды — все больше дискриминируемых русских и русскоязычных объявляют себя патриотами Эстонии и НАТО, хотя при попустительстве Запада эстонская этнократия проводила и проводит политику моноэтнизма. Чем не «стокгольмский синдром»?

И нет ничего удивительного в том, что постыдная избирательная система на местных выборах в Таллине не волнует ни русских" политиков в националистических партиях (своих уже давно нет), ни русское и русскоязычное население. Даже если случится чудо, и центристы вместе со сторонниками Сависаара сохранят единоличную власть после предстоящих осенью выборов, уже ясно, что к следующим парламентским выборам центристы расколются и партия встанет в один ряд с теми, кто считает Россию врагом Эстонии. Это приведет к исчезновению левоцентристского крыла в эстонской политике вообще, усилению русофобии и национализма, дискриминации русского и русскоязычного населения, к его тотальной эстонизации и вестернизации.

Прочитано 497 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Други РОДИНЫ

 

sd banner
aliens banner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика