Суббота, 03 Июнь 2017 11:54

СЛОВО И ДЕЛО В ОТНОШЕНИЯХ ЭСТОНЦЕВ К РУССКИМ

25-летняя псевдо-интеграция в эстонское общество обернулась для русских «мягким» апартеидом и ползучей дерусификацией. Хрупкий межэтнический мир создан на северо-восточных задворках Евросоюза с согласия Запада и при равнодушии России.

Громким событием в Эстонии стала телепередача «Разговор начистоту» общественно-правового ЭТВ (на эстонском языке), участники которой обсудили влияние «русского вопроса» на внутриполитическую жизнь страны.

Тема разговора – возможности сближения эстоноязычных и русскоязычных жителей. Суть обмена мнений четко отразили эстонские СМИ, которые бурно обсуждали одно из многих лакейских (типа «Ребята, давайте жить дружно!») предложений исполнять на традиционных Праздниках песни хотя бы одно русское хоровое произведение. И ни словом те же СМИ не обмолвились по поводу предложения приступить, наконец, к искоренению дискриминации русского и русскоязычного населения, как главной причины этнического противостояния. Иначе гражданский мир, как это и наблюдается уже 25 лет, не может не оставаться поверхностным, показушным.

Кому – вершки, кому – корешки

Неожиданный интерес эстоноязычного ЭТВ к «русскому вопросу» объясняют, конечно же, и предстоящие осенью муниципальные выборы.

Правые и националистические партии (и все они – русофобские) рассчитывают скинуть наконец-то, давно и единолично управляющую столицей страны Центристскую партию. Она после предательского свержения создателя этой партии Эдгара Сависаара тоже стала скатываться к национализму, хотя завоевала с годами репутацию политической силы, ратовавшей за нормализацию отношений с Россией и демонстрировавшей определенную благосклонность к русским и русскоязычным жителям. Они составляют основу (около 80%) электората центристов.

Вокруг «русских» голосов, как и водится в последнее десятилетие, и разворачивается политическая драка. В Таллине, одни партии заигрывают с русскими, другие – с эстонцами, отравляя их русофобией.

Несколько примеров предвыборных обещаний. Русским обещают реконструировать традиционно заселенный русскими жителями запущенное приморское предместье Копли (часть города Пыхья-Таллин), но таким образом, чтобы создав комфорт, приманить туда эстонцев. Или обрадовали жителей самого крупного в Таллине жилого массива Ласнамяэ, в котором преобладает русское и русскоязычное население, тем, что наконец-то разобьют клумбы на главной магистрали этой части города. Еще русским и русскоязычным таллинцам обещают перевести на эстонский язык обучения все детские сады и всю систему образования в Таллине, где половина жителей – русские и русскоязычные.

Долой «Спутник», нет Дню Победы!

Поводом для взрывообразно повышенного внимания к «русскому вопросу» стало и посещение 9 мая двумя политиками-центристами Ольги Ивановой и Оудекки Лооне столичного Воинского кладбища, где установлен «Бронзовый солдат» – памятник советским воинам, погибшим за освобождение Таллина от немецкой оккупации в 1944 году. Ольга дала интервью российскому инфоагентству «Спутник», с которым, как рупором российской пропаганды, власти, с подачи эстонской охранки, запрещают общаться. Оудекки сказала, что эстонцы должны понять преклонение русских перед памятью о самой страшной для них войне и не путать это с последовавшей в представлении многих эстонцев «советской оккупацией». Все СМИ Эстонии буквально взвыли от негодования.

Значительную часть времени эту же тему обсасывали участники телепередачи ЭТВ «Разговор начистоту». Вместо того, чтобы признать, пусть формальное, но уважение к «русскому» восприятию Дня Победы, эстонская сторона (очевидно на правах хозяина) стала требовать признания только своей точки зрения. Мол, иначе это – предательство Эстонии. Пусть так, но какой уж тут диалог? Более того, посыпались обвинения в адрес центристов за предвыборный популизм, саморекламу. Последнее – типичное свидетельство провинциальности националистов и убогости их аргументации – скандал с «Бронзовым солдатом» раздули как раз националисты.

«Назло бабушке отморожу уши»

На передаче «Разговор начистоту» им угодила бывший участник защиты «химкинского леса», бежавшая из России в Эстонию Евгения Чирикова: «Никакой проблемы с Бронзовым солдатом не существует. Есть проблема с путинским режимом, с пропагандой и с тем, что у путинской России, к сожалению, нет никаких достижений за последние двадцать лет, кроме победы в Великой Отечественной войне, к которой ни Путин, ни его режим никакого отношения не имеют. Поэтому проблемы с Бронзовым солдатом в Эстонии закончится ровно в тот момент, когда выключится российская пропаганда».

Журналист Николай Караев метко резюмировал: «Назло бабушке уши отморожу». Вопрос: зачем было приглашать такого «русского» с его заранее известной точкой зрения, которая, ну, никак не работает на межэтническое взаимопонимание в Эстонии? Скорее на разжигание.

Прав политолог Тынис Саартс: «Все рассуждения о том, правильно или нет праздновать 9 мая и каких политических взглядов нужно придерживаться... неуместны в демократическом государстве». Условием взаимопонимания эстонцев и русских он считает «проэстонскость». Его попросили пояснить, что это такое? Ответ: «Уважение конституционных ценностей и признание независимости эстонского государства». Но любой русский и русскоязычный житель Эстонии признает эти ценности! Это – факт. Почему же русские и русскоязычные должны вечно подтверждать признание ими эстонских ценностей?

Даже граждане – разного сорта

Отчего же тлеет конфликт, а то и притаился раскол между эстонцами и русскими? Объяснение простое – в Эстонии на постоянной основе живут 175 тысяч натурализованных граждан ЭР, 95 тысяч граждан РФ и 85 тысяч не имеющих гражданства. Вместе это и есть неэстонцы, еще вчера дружно называвшиеся «оккупантами», сегодня помягче – «инородцами». То есть половина из них не имеет эстонского гражданства, а стало быть, нет у нее равных с гражданами Эстонии прав. Даже натурализованные русские и русскоязычные граждане ЭР не абсолютно равны с эстонцами – так называемыми правопреемными гражданами Эстонии. У первых по закону можно отнять гражданство, у вторых – нет, тоже по закону.

Вот, если бы политолог Саартс призвал к предоставлению гражданства всем постоянным жителям, не имеющим эстонского гражданства (нулевой вариант) или к приравниванию их в правах и обязанностях с гражданами страны, то реализация его слов худо-бедно гарантировала бы предпосылки межнационального примирения. Причем все это, независимо от национальности (хоть это – русские), религии (хоть православные Московского Патриархата), политических взглядов (хоть русофилы). Только тогда, когда все жители станут равноправными во всем гражданами одной страны (как это, между прочим, было в «проклятое» советское время), тогда только и начнется предметный разговор о взаимоуважении.

Тут собака и зарыта. Но эту, высказанную под конец передачи мысль никто не поддержал, в том числе позже и в СМИ. Зато снова восторжествовал поверхностный подход, мол, во всем виноваты политики и журналисты, а вот простые люди не конфликтуют на этнической почве, что тоже верно.
Спасение в любви и... молчании?

Но это – на поверхности. Присутствовавшая в телестудии русскоязычный депутат парламента от эстонской ультра-националистической партии IRL Виктория Ладынская считает, что постоянное подчеркивание национальной темы лишь усугубит раскол между общинами, а «объединить эстонцев и русских поможет лишь – да-да, – любовь: обеим сторонам нужно прекратить своей риторикой ранить друг друга». Приехали! Это даже не мать Тереза. Но при таком поверхностном уровне понимания проблемы и противоречий межнациональных отношений состоявшаяся телепередача ЭТВ столь же полезна, как толочь воду в ступе. И дело далеко не в риторике.

Да, кризис межнационального общения успешно законсервирован – в стране уже десять лет царит «эпоха молчания». Кстати, схожая с ней была в Эстонии перед Второй мировой войной после государственного переворота, отмены свобод и установления диктатуры президента Константина Пятса. Нынешняя «молчанка» стала возможной после апреля 2007 года в результате гестаповской расправы властей и полиции над участниками массовых беспорядков («Бронзовые ночи» в Таллине), возмутившихся тем, что власти инициировали варварское осквернение могил советских воинов и тайный, под покровом ночи, демонтаж посвященного им памятника Солдату-Освободителю.

Необычный мирный «русский бунт»

Почему же вдруг «вулкан проснулся»? Что еще озаботило власти и СМИ Эстонии и их западных кураторов? Они в ужасе и растерянности обнаружили, что нынче 9 мая с утра до вечера жители Таллина шли на Воинское кладбище, где уже десять лет стоит перенесенный «Бронзовый солдат». Шли, чтобы поблагодарить павших в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов советских воинов.

Этот не прекращавшийся (в будний день!) людской поток, по мнению обозревателей, был самым многочисленным за последние годы и, по сути, уже не первый год напоминал знаменитый «Бессмертный полк», причем возникший после 2007 года самостийно. Кстати и тот «Бессмертный полк», который был организован и согласован с властями, также был раза в три многочисленнее прошлогоднего.

Шок властей и эстонского общества объясняется еще и самоуверенностью: мол, местные русские давно сломлены, они-де смирились с попранием их прав в полицейском государстве (с ним не забалуешь), тем более при одобрении Запада и пассивности России.

Местные русофобы разочарованы: оказывается, все-таки притягательность «Бронзового солдата» обусловлена не «рукой Москвы», не «дикостью» местных русских, которые не желают отказываться от героического прошлого своих предков в пользу абсолютизации прелестей потребительского мира и западных ценностей.

Эстонская элита поняла, что шествие 9 мая это – молчаливый массовый протест против своего положения, которое Комитет ООН по расизму в свое время назвал «отторжением русского и русскоязычного населения на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни Эстонии».

«Стеклянный потолок» для русских

И вот вкратце то, что представляет сегодня в Эстонии «стеклянный потолок» возможностей для неэстонцев. Прежде всего – существенные ограничения избирательного права. А еще – почти двойное преимущество эстонцев в трудоустройстве и заработной плате, дискриминация русского языка и образования на русском языке, значительно большая по сравнению с эстонцами безработица, значительно меньшие возможности карьерного роста русской молодежи, даже свободно владеющей эстонским языком.

А еще – отказ приходам Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата (самая многочисленная конфессия в стране) в возвращении им их довоенной недвижимости. Среди недоедающих и голодающих детей Эстонии, а это – четверть их общего числа в стране, преобладают те, кто проживает на «русском» северо-востоке Эстонии. Аннотации к товарам ручной продажи и рецептурным лекарствам уже четверть века в Эстонии не сопровождаются переводом на русский язык. И т.д. и т.п.

Вот почему «Бронзовый солдат», что на прежнем месте, что на новом, был и остается «островком свободы», местом ощущения чести и достоинства тех, кого в Эстонии негласно считают пришлыми, за глаза и «второсортными». И это при том, что нынешнее поколение оказавшихся после войны в стране русских и русскоязычных жителей живет в стране уже во втором, а то и в третьем поколении. А десятая часть русских Эстонии составляет наряду с эстонцами т.н. коренное население.

Пробуксовка вестернизации русских

Не предусматривал сценарий эстонизации и вестернизации русских «смердов» их массовое и публичное проявление 9 мая верности своей исторической памяти. Злобой исходят этнократы-интеграторы и от того, что не удалось еще все русское и русскоязычное население повернуть спиной к России, и которое, как выяснилось, еще не готово оно беспрекословно подчиняться команде «К ноге!».

И еще, это «открытие» произошло в самый неподходящий для Эстонии и Запада момент – в условиях торжества международной русофобии, враждебности к России и милитаризации Эстонии, когда поощряются издевательства над Россией и оскорбление русских, безнаказанно клеветать на них. Предполагалось, это гарантирует готовность русских и русскоязычных жителей даже воевать на стороне Эстонии и НАТО с Россией (как русские бандеровской Украины, воюющие против русских Донбасса). И тут такая неприятность: как с ней воевать, если треть населения – русские и русскоязычные жители, которые, кто открыто, кто опосредованно, продемонстрировали 9 мая свою симпатию к России?! А ведь этнократам уже казалось, что уж всяко, русские будут нейтральны к травле Кремля.

Стало очевидным, что еще не дало конечных результатов осуществляемое под флагом интеграции русских в эстонское общество переформатирование мировоззрения русских и русскоязычных эстоноземельцев (треть населения страны) на западный лад (протестантское мироощущение, потребительство, индивидуализм).

Ordnung, он и в Прибалтике порядок

Обработка умонастроения бесцеремонно проводилась два десятилетия под флагом интеграции русских в эстонское общество. И в то же время не правы те, кто считает изначально напрасными усилия государства ставить на интеграцию (сегодня витиевато и лицемерно ее называют «переплетением»). Произошла смена поколений, а молодежь, естественно, более восприимчива к манипулированию. В молодежной русской и русскоязычной среде сформировалась прослойка, которая охотно приспосабливается к этнократическому укладу жизни и, кто сознательно, кто подсознательно, коллаборационирует, то есть предает интересы русских и русскоязычных жителей в пользу моноэтнической политики государства и ради личного блага (единственное оправдание: выживать-то как-то надо!) И получается так, что те русские и русскоязычные, которые приняли моноэтническую политику этнократии, невольно, а все чаще и добровольно, становятся союзниками этнократов.

Справедливости ради надо признать, что на мельницу этнократов работает и то положительное, что имеется в Эстонии – спокойная для «лавочника и колбасника» жизнь, чистота в общественных местах, профессиональная бюрократия, корректное обслуживание, современная экология, качественная медицина, общественная безопасность, свобода передвижения, тотальная компьютеризация... Короче, во многом это – следствие того, что досталось эстонцам от многовекового господства немецких баронов: это – Ordnung.

Привязывают русских и русскоязычных к Эстонии и то, что они здесь обжились, здесь похоронены их предки. Да и не ждут их на первой Родине – переезд туда согласно мерам РФ по переселению российских соотечественников за рубежом, чаще всего оборачивается морокой, проблемно и получение российского гражданства.

Русские! Встаньте к России задом...

Все перечисленные прелести западной жизни, безусловно, привлекательны для любого человека, как обывателя, даже, если в силу дискриминации воспользоваться всеми благами нет реальной возможности. А вот что касается службы в государственных и муниципальных учреждениях, то тут шансы у них практически ничтожны. Те из них, кто выбиваются «в люди» должны не только демонстрировать лояльность этнократии, но и в той или иной форме критиковать Россию и Путина, в отношении которого эстонские СМИ дозволяют и матерщину.

Журналисты подконтрольных властям русскоязычных СМИ (а они уже почти все такие), если и критикуют происходящее в Эстонии, то только после того, когда ее позволили себе их эстонские коллеги, или готовы пожурить власти за что-то негативное, но только, так сказать, касательно, не проникая в суть проблемы. Есть и темы – «белые пятна», которые запрещено освещать.

Большая часть взрослого населения, особенно старшего возраста, превратилась в безмолвных манкуртов, воспринимающих общество, в котором оказались, «духовным концлагерем». Материальное положение пенсионеров не позволяет им ездить даже в Петербург или Псков.

То есть русским и русскоязычным жителям разрешается дышать эстонским воздухом и наслаждаться прелестями общества потребления при условии, что они не будут бороться против ущемления своих прав, не будут встревать в политику и в управление государством.

И это – не фигура речи. Цель государства – оградить русских и русскоязычных от участия в судьбе Эстонии, принятия решений о ее развитии.

 

Не оправдание, лишь объяснение

Подводя итог этим размышлениям, нельзя не прийти к единственно верному выводу – прежде всего основой межэтнического сближения в Эстонии может быть только ликвидация дискриминации по национальному признаку. Повинна в ней исключительно эстонская сторона. Да, Эстония молодое, неопытное государство. Семь веков рабства под игом остзейских баронов (не своих, эстонских помещиков, а немцев) объясняют признанный Евробарометром очень высокий уровень ксенофобии. Печать на комплекс национальной неполноценности накладывает и то, что у Эстонии не было своего, эстонского дворянства.

Стало быть отказ от дискриминации по этническому признаку возможно только в случае полного взросления эстонской нации: только став политической нацией, эстонская элита сможет отказаться от проявлений в реальной политике трайбализма. На это уйдут годы, а то и десятилетия.

Сказанное, как бы, оправдывает первобытнообщинное отношение (кто не с нами, то наш враг) эстонцев к национальному вопросу. На самом деле эта незрелость лишь объясняет ситуацию. Не может быть оправдания Эстонскому государству, которое 1 мая 2004 года вступила в Евросоюз, закрепив своей подписью признание т.н. и соблюдение европейских ценностей. А это, в частности, и толерантность в отношении национальных меньшинств, и отказ от неравенства на национальной почве.

Вот почему эстонской этнократической элите и националистам всех мастей приходится изворачиваться, порой даже прикидываться дурачком, только бы оправдать неприглядное для демократического Запада открытое ущемление прав русского и русскоязычного населения. Оно стало заложником государственной (Эстония) и международной (Запад) русофобии.

 

Димитрий Кленский

 

Послесловие

Сама Эстония еще не готова к интеграции. И не только русских и русскоязычных жителей в эстонское общество. Но и эстонцев – в европейское. Они еще не «наелись» вдоволь, как говорил Борис Ельцин, своей независимости, государство не имеет общественного опыта жизни в условиях многонациональности населения.

Выход? Пока общество не созреет до политической нации надо жить, как это было в советское время – параллельными (каждый со своей ментальностью, вероисповеданием, мировоззрением и политическими взглядами) общинами. Но быть при этом, опять же, как при советской власти, абсолютно равными в правах (чего пока нет) и в ответе перед законом, то есть законопослушными (что давно реальность).

***
А потому набиваться в «друзья» к эстонцам, и себе хуже, и для эстонцев неприемлемо. Это доказывает жаркая полемика вокруг предложения включить в программу эстонского Певческого праздника хотя бы одного хорового произведения на русском языке.

Начал ее автор самой идеи – один из современных авторитетов общественного мнения в верноподданнической русской и русскоязычной среде Эстонии, вице-мэр Таллина Михаил Кылварт. Показателен и заголовок его заметки: «Наш (ваш) праздник песни». Ему написал эстонец: «Давайте советы своим русским из Ласнамяэ, но не приходите давать их этническим эстонцам!!!». Кылварт оправдывается: «Родители начали водить меня на праздники песни и танца ещё в дошкольном возрасте... Тогда же появилось желание пройтись в колонне участников и оказаться под ракушкой Певческого поля». Более того, он делает искренний, но совершенно не учитывающий сегодняшний нерв национальных чувств эстонцев: «Энергетика народного единения певческих праздников не поддается описанию... Местные русские гораздо лучше будут понимать эстонскую культуру, если большинство или многие станут приходить на певческие праздники и это наверняка произойдет быстрее, если прозвучит русская песня».

Эта навязчивость неадекватна следующему рассуждению самого Кылварта: «Навязывание языка в культуре или образовании в конечном итоге не приводит к развитию... Печально, что русская песня у некоторых «аналитиков» ассоциируется исключительно с «песней о Ленине», а русская культура – исключительно с советским режимом... Вероятно, для кого-то в принципе недопустима мысль об общем многообразном культурном пространстве и совместном движении навстречу друг другу, особенно в контексте Певческого праздника».

***
Мысль ясная, но не реальная, она не вписывается в эстонский контекст. Так зачем ломиться в закрытую дверь с интернационалистским подходом, который эстонцам чужд?

От того поразителен проведенный порталом Rus.Postimees.ее опрос видных русских деятелей Эстонии (кстати, весьма лояльных к этнократическому государству, закрывающих глаза на дискриминацию русского и русскоязычного населения, а потому не признаваемых в эстонских СМИ «рукой Москвы»). Он засвидетельствовал единодушную поддержку идеи о «русской песне». Среди них – руководитель ансамбля русских народных инструментов, председатель Союза русских просветительных и благотворительных обществ Эстонии Игорь Ермаков. И это несмотря на то, что он же заявляет: «Мы с хореографом Натальей Барановой несколько лет назад выходили с этой идеей на оргкомитет Певческого праздника. В советское время ведь на этих праздниках был русский блок... К сожалению, никакой положительной реакции не было, наше предложение по-чиновничьи кануло в Лету. И я понял, что нет воли решить этот вопрос положительно – ни со стороны оргкомитета, ни со стороны наших властей. К сожалению!»
Нравятся или не нравятся слова дирижера и экс-председателя Эстонского хорового общества Вероники Портсмут, но считаться с ними надо: «Певческий праздник призван напоминать и сохранять живыми эстонский язык и культуру, передавать квинтэссенцию эстонской сущности... Мы были вынуждены в течение десятилетий держать свою культуру под замком... Русскоязычная песня не поможет больше понять эстонскую культуру...» И как приговор: «Но интересно, сколько эстонцев не пойдет на праздник, если там будет песня на русском языке?».

***
Налицо когнитивный диссонанс: непонимание эстонцами того, что дискриминировать инородцев не хорошо, не по-христиански, а русской и русскоязычной части – что не время приобщаться к глубинам эстонского миросозерцания. Сосредоточиться надо на борьбе с бесправием национальных меньшинств. Увы, этим в русской и русскоязычной среде уже заняться некому. Политическое «русское поле» полностью зачищено властями еще в начале нулевых годов. Этим демагогически пользуются эстонские СМИ. Так, в передовой статье проправительственная газета Postimees нагло пишет: «В эстонском обществе нет межнационального конфликта. Скорее, каждый сидит в своем углу. Однако не только в России, но и в Эстонии есть политики, которые заинтересованы в противостоянии различных общественных групп».

Вот она, установка этнократии: конфликта нет, потому, что дискриминируемое русское и русскоязычное население молчит. Потому что заставили молчать! Только националисты-русофобы не зря встрепенулись по поводу массового шествия таллинцев 9 мая к «Бронзовому солдату» на Воинское кладбище – Солдат этот, подобно спящему вулкану, может в определенных ситуациях взрывообразно разбудить социально-политическую активность и не только русских и русскоязычных жителей, но и всего населения Эстонии.

Прочитано 645 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика