Пятница, 02 Июнь 2017 06:33

ПРАВОЗАЩИТНИК ИЗ "БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА" ПРОТИВ ЭСТОТАМОЖНИ

Впервые, насколько мне известно, правозащитники ткнули палкой в осиное гнездо под названием «таможня», и результат оказался предсказуемым.

Всем заинтересованным лицам советую для начала распечатать обе версии представленного ниже документа и при пересечении границы иметь при себе. Впервые, насколько мне известно, правозащитники ткнули палкой в осиное гнездо под названием «таможня», и результат оказался предсказуемым — в случае с задержанием георгиевской ленты и «пропагандистского» шоколада у Элины Есаковой, а также её личным досмотром таможенные чиновники явно нарушили закон (см. подробности здесь). Чего таможня, естественно, признавать не хочет, и начальник юридического отдела таможенно-налогового департамента была вынуждена разрываться между необходимостью блюсти честь мундира и соблюдать закон. «Я так хохотался!» (с).

Настоящий перл бюрократической эквилибристики — её попытка оправдать личный досмотр Элины Есаковой. Который, согласно закону, может совершаться только на основании анализа риска. Критерии которого не известны никому, в том числе самому начальнику юридического отдела, но это не значит, что их нет. «Видишь суслика?» — «Нет». — «И я не вижу. А он есть» (с).

Задачей составленного мной и поданного Элиной Есаковой возражения было не только вернуть силой отобранные вещи, но и прекратить дискриминационную практику «выборочных досмотров» правозащитников. Интересно читать, как таможня выворачивается наизнанку в попытках доказать, что никакой дискриминации в этих досмотрах нет.

На целый ряд вопросов, поднятых в возражении, ответов так и нет. Очевидно не будет и дисциплинарного взыскания таможенникам, нарушившим закон. Но изъятые вещи вернули. И частично нарушение закона признали. Так что вода камень точит.

ТАМОЖЕННО-НАЛОГОВЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ

30.05.2017 № 61/3717-2

РЕШЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ВОЗРАЖЕНИЯ

Таможенно-налоговый департамент (почтовый адрес: Лыытса 8а, 15176 Таллин) (в дальнейшем ТНД) рассмотрел возражение Элины Есаковой (в дальнейшем также податель возражения) в отношении акта ТНД от 24.04.2017 № 17-12.1.5/00/2612 об осмотре личных вещей и личном досмотре пассажира.

В результате производства по возражению принимаю решение частично удовлетворить возражение и вернуть подателю возражения задержанные товары. В остальной части оставить возражение без удовлетворения.
Юридические основания для вынесения решения в отношении возражения: ст. 147, а. 1 ч. 1 ст. 148 и ст. 149 закона о налогообложении (в дальнейшем ЗНО).

Согласно ч. 2 ст. 151 ЗНО у участника производства есть право обратиться с жалобой в административный суд по месту жительства или нахождения на условиях и в сроки, установленные ч. 6 ст. 8, а также ст. 37-47 административно-процессуального кодекса.

ТНД дополнительно отмечает, что жалоба в суд подаётся, как правило, в отношении обжалованного в производстве по обжалованию административного акта или действия. Отмены самого решения в отношении возражения можно требовать лишь в случаях, указанных в пп. 1 и 2 ч. 3 ст. 151 ЗНО.

Обстоятельства и ход производства

1. 24.04.2017 таможенные чиновники провели в пешеходном терминале Нарвского пограничного пункта Восточного таможенного пункта осмотр личных вещей и личный досмотр пассажира Элины Есаковой, в отношении чего был составлен акт № 17-12.1.5/00/2612. В результате осмотре вещей были задержаны следующие товары: 10 плиток горького шоколада с надписью «Пойдём до Берлина», 1 рулон матерчатой ленты георгиевских цветов, 1 рулон матерчатой ленты цветов флага Российской Федерации. Причиной для задержания товара было указано то обстоятельство, что количество товара превышает установленное к ввозу количественное ограничение, а также то, что товар задерживается для установления стоимости и товарного кода. Самому лицу был разрешён въезд в Эстонскую Республику.

2. 6.05.2017 Элина Есакова подала возражение на акт № 17-12.1.5/00/2612 об осмотре личных вещей и личном досмотре пассажира.

Требование подателя возражения и его обоснование

3. Податель возражения требует признания недействительным акта ТНД от 24.04.2017 об осмотре личных вещей и личном досмотре пассажира и возврата задержанных вещей.

4. Как следует из акта досмотра, его единственными правовыми основаниями указаны чч. 1 и 2 ст. 41 закона о таможне (в дальнейшем ЗТ), которые дают таможенному чиновнику право на осмотр багажа, и чч. 2 и 3 ст. 42 ЗТ, которые дают таможенному чиновнику право на личный досмотр пассажира. Таможенный чиновник не может проводить данные действия произвольно, а должен опираться на анализ риска.

Таким образом у акта досмотра отсутствует правовое основание, на основании которого было совершено задержание товаров. Также отсутствует правовое основание для установления таможенной ценности и товарного кода. Непонятно, на каком основании задержанные вещи названы товаром, если в названии акта речь идёт о личных вещах.

5. «Превышающий количественное ограничение» означает, что вещь не запрещена к ввозу, но ввоз её количественно ограничен. Таким образом, если 2 рулона матерчатой ленты являются превышением количественного ограничения к ввозу, то логично, что к ввозу разрешён 1 рулон. Это количество должно быть указано в правовом акте, так как задержание вещи нарушает право собственности подателя возражения на эту ленту, использование которой очевидно предполагалось на праздновании Дня Победы, которое проводится 9 мая. Помимо этого, у акта досмотра отсутствует ссылка на порядок обжалования, предусмотренная ст. 57 закона об административном производстве (в дальнейшем ЗАП).

6. Осмотр вещей подателя жалобы и личный досмотр подателя жалобы являются незаконными в силу их дискриминационного характера. При осмотре вещей и личном досмотре подателя жалобы был нарушен принцип равного обращения. За последние 12 месяцев при пересечении границы вещи подателя жалобы осматривались 6 раз. Из всего автобуса, как правило, осматриваются вещи исключительно подателя жалобы, при этом каждый раз таможенные чиновники называют это «выборочным осмотром». Ситуация, в которой из всего автобуса раз за разом «выборочно» досматривается только одно лицо, статистически невозможна, что означает то, что для досмотра лица существуют другие причины. Податель жалобы является супругой известного антифашиста и правозащитника Алексея Есакова и разделяет убеждения своего супруга, а также помогает ему в его общественной работе. В связи с чем реальной причиной для дискриминационных досмотров является преследование подателя жалобы и через неё – преследование её супруга.

7. Личный досмотр лица очевидно является действием, унижающим достоинство лица. Так как речь идёт об унижении достоинства лица, то для этого должна быть серьёзная причина, и, согласно ч. 2 ст. 42 ЗТ, таковой должен быть анализ риска. Как следует из вышеизложенного, либо анализ риска является ошибочным, либо для личного досмотра подателя жалобы есть другая причина – а именно, унижение её достоинства и дискриминация в связи с её убеждениями.

Позиция Таможенно-налогового департамента

8. Согласно ч. 1 ст. 147 ЗНО при рассмотрении возражения проверяется правомерность и целесообразность издания административного акта. Исходя из ст. 54 закона об административном производстве административный акт является правомерным, если он издан компетентным административным органом на основании действующего на тот момент законодательства и не противоречит ему, пропорционален, не содержит дискреционных ошибок и отвечает формальным требованиям.

9. С. 2 ст. 42 ЗТ устанавливает, что, если у таможни на основании анализа риска есть основание полагать, что лицо, пересекающее границу между Эстонией и государством, не являющимся членом ЕС, или пассажир, находящийся в зоне для транзитных пассажиров порта или аэропорта, скрывает спрятанным на теле или в теле товар, подлежащий декларированию или связанный с запретами или ограничениями, то по распоряжению таможенного чиновника может быть произведён личный досмотр пассажира. Тем самым податель жалобы правомерно указывает на то обстоятельство, что личный досмотр пассажира должен опираться на анализ риска. В то же время, изучив обстоятельства, нельзя сделать вывод о том, что досмотр пассажира в отношении подателя жалобы был проведён без оценки риска. То обстоятельство, что личный досмотр пассажира был за последние 12 месяцев проведён в отношении подателя жалобы 6 раз, и в результате этих досмотров нарушений не было выявлено, не указывает на то, что анализа риска не было. Таможня при выборе контрольного объекта исходит из нескольких обстоятельств, которые не подлежат обнародованию, и которые не известны также лицу, принимающему настоящее решение по возражению (обнародование этих обстоятельств позволило бы пассажирам сознательно создавать ситуации, при которых они могли бы избегать попадания в контрольные объекты). Рассматривающий возражение орган согласен с подателем возражения в том, что многократный личный досмотр подателя возражения не может быть т.н. «выборочным досмотром». Это исключено уже содержанием ч. 2 ст. 42 ЗТ, которая устанавливает в качестве предварительного условия личного досмотра пассажира анализ риска – таким образом личный досмотр пассажира не может производиться исключительно на основании случайного выбора. Однако осмотр багажа может производиться на основании случайного выбора.

Опираясь на приведённые выше обстоятельства, нельзя считать проведённые в отношении пассажира личный досмотр и осмотр багажа противоправными или нарушающими принцип равного обращения, так как очевидно, что другие бывшие в том же автобусе пассажиры не отвечали таким критериям риска, которые давали бы основание для личного досмотра пассажира.

10. Орган, рассматривающий возражение, считает здесь необходимым разъяснить, что акт об осмотре личных вещей пассажира и о личном досмотре пассажира не представляет собой административного акта. В случае с данным актом речь идёт об акте, отражающем ход и результаты административных действий (осмотр багажа и личный досмотр пассажира). В связи с чем этот акт нельзя признать недействительным в ходе производства по возражению, также этот акт не должен соответствовать требованиям, установленным для административных актов (в том числе содержать ссылку на условия обжалования). Обжаловать, однако, можно административные действия – в том числе осмотр багажа и личный досмотр пассажира, а также задержание товара, что податель возражения по сути и сделал.

11. Согласно акту об осмотре личных вещей и личном досмотре пассажира товары задержаны потому, что установлено превышение количественного ограничения на ввоз товара, в связи с чем в отношении товаров было необходимо установить товарный код и таможенную стоимость.
Здесь рассматривающий возражение орган разъясняет, что в случае, в котором находит подтверждение обстоятельство, что есть основание для задержания товаров, то для обложения товаров импортными налогами возникает необходимость установить товарный код (тарифную классификацию) этих товаров, а также таможенную стоимость (облагаемую импортными налогами стоимость товара). Это та причина, почему в акте, в отношении которого представлено возражение, указано на необходимость установления товарного кода и стоимости.

Ч. 3. ст. 2 ЗТ устанавливает понятие личных вещей – личными вещами являются предметы, предназначенные для использования или потребления их пассажиром во время поездки, за исключением коммерческого транспорта. Согласно ч. 4 ст. 47 ЗТ личные вещи должны соответствовать цели и продолжительности поездки и не подлежат декларации, за исключением случая, если в отношении их импорта или экспорта установлены ограничения.

В связи с этим для того, чтобы установить, следует ли декларировать задержанные изделия или нет, необходимо прежде всего выяснить, идёт ли речь о товаре или о личных вещах. Как следует из представленного возражения, задержанные вещи – плитки шоколада и рулоны матерчатой ленты, — предполагались к использованию 9. мая. Очевидно, что вышеуказанные изделия не были предусмотрены к употреблению их исключительно подателем возражения, а очевидно предусматривались к раздаче на мероприятиях 9. мая или к передаче в пользование другим лицам. Таким образом речь не идёт об изделиях, предусмотренных к использованию самим подателем возражения, в связи с чем задержанные вещи не подпадают под определение личных вещей и их следует рассматривать, как товар.

В то же время исключительно то обстоятельство, что речь идёт о товаре, не означает автоматически, что речь идёт о товаре, подлежащем декларированию со стороны пассажира. Рассматривающий возражение орган разъясняет, что основание для задержания товара могло бы возникнуть исключительно в случае, если бы речь шла о товаре, подлежащем декларированию.

Так как в отношении являющихся предметом возражения товаров запретов и ограничений не установлено, то следует проверить, необходимо ли облагать задержанные импортируемые изделия импортными налогами. Ч. 1 арт. 195 союзного таможенного кодекса* устанавливает, что в случае, когда направление товара на таможенную процедуру обуславливает возникновение таможенного долга, то освобождение товара зависит от уплаты соответствующей таможенному долгу суммы импортного или экспортного налога или представления покрывающего долг обеспечения. Таким образом, если в отношении товаров, в части которых представлено возражение, следует заплатить таможенный импортный налог, то таможня не может их освободить прежде, чем соответствующая сумма таможенного налога будет уплачена или её оплата обеспечена. Для выяснения подлежащей оплате суммы импортного таможенного налога необходимо, в свою очередь, установить тарифную классификацию товара и облагаемую налогом стоимость товара (это те данные, от которых зависит сумма импортного таможенного налога – от тарифной классификации зависит ставка таможенного налога).

Согласно арт. 41 союзной системы освобождения от таможенного налога**, в отношении товара, находящегося в личном багаже прибывшего из третьей страны пассажира, не применяется обложение импортным таможенным налогом, при этом исходят из предположения, что указанный импорт освобождён от налога с оборота согласно национальным правовым актам, принятым на основании директивы 2007/74/EÜ от 29. декабря 2007. года (об освобождении от налога с оборота и акцизов товара, импортируемого прибывающими из третьих стран пассажирами). Таким внутригосударственным правовым актом является закон о налоге с оборота (в дальнейшем ЗНсО).

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 17 ЗНсО налогом с оборота не облагается ввозимый в личном багаже пассажира в Эстонию из страны, не являющейся членом ЕС, в нетоварном количестве товар стоимостью в 300 евро, а в случае использования морского или воздушного транспорта, за исключением развлекательного полёта частного характера или прогулки частного характера по морю, стоимостью в 430 евро. Таким образом, правомерность задержания товаров зависит от того, превышает ли стоимость товаров 300 евро или нет.

Рассматривающий возражение орган считает, что стоимость задержанных товаров (10 плиток шоколада и 2 рулона матерчатой ленты) не превышает 300 евро, в связи с чем основание для их задержания отсутствует и задержанные товары следует возвратить подателю возражения. В связи с вышеизложенным возражение подлежит частичному удовлетворению.

Марилин Михкельсон, начальник юридического отдела.

* Euroopa Parlamendi ja Nõukogu määrus (EL) nr 952/2013
** Nõukogu määrus (EÜ) nr 1186/2009

Оригинал документа на эстонском языке

 

Сергей Середенко

Прочитано 412 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика