На днях с большой помпой эстонские СМИ сообщили: "8-го апреля 2017-го года исполнилось 100 лет с того дня, как 40 000 эстонцев приняли в Петрограде участие в манифестации с требованием предоставления Эстонии статуса самоуправляемой автономии. Эстонцы начали шествие у церкви св. Иоанна и направились к Таврическому дворцу, где находилось Временное правительство. Через четыре дня после манифестации, т.е. 12.04.1917, Временное правительство утвердило закон о предоставлении Эстонии автономии".


По этому поводу эстонский премьер-министр Юри Ратас поехал в Санкт-Петербург под градом пещерной русофобской критики и с клятвенным заверением "ни с кем из русских не встречаться". В эстонской лютеранской кирхе св.Иоанна, любезно отданной в своё время властями Петербурга эстонской общине, он открыл эстонско-русско-английскоязычную памятную доску. Петербургских журналистов на оное мероприятие, кстати, не пустили. На чёрной доске тоже высечено про "десятки тысяч эстонцев", коих, на самом деле, не было и в помине.

Я предположил, что участников манифестации 100-летней давности было не более 5 тысяч. Да и они далеко не все были эстонцами. Как выясняется организаторами с главными исполнителями оказались, в основном, тоже не эстонцы и даже не гражданские люди, а ...солдаты и младшие офицеры... из большевиков, которые предложили на манифестациях поносить разные флаги, включая нынешний эстонский, в поддержку революции, Российской Республики и автономии для нацменьшинств в её составе, включая эстонцев. Формально же инициатором манифестации стала некая "Эстонская Лига Республиканцев".

Итак, о фактах.

В руки попала копия любопытного архивного документа тех лет. Оказывается, в Петрограде и в пригородах с близлежащими городками в то время, на апрель 1917-го года, стояла 19-я пехотная запасная бригада. А в ней - 180-й пехотный запасной полк. Он-то и был, так сказать, "эстонский". 180-й полк был сформирован в 1914-м году. Да, там были эстонского происхождения солдаты. А вот просто жалкий по численности и комплектации офицерский состав - совсем не эстонский, но большевистский. Командир - некий полковник Соколов. Из известных по именам младших офицеров - 5 неэстонцев-прапорщиков. Напомню, прапорщик тогда был самый первый из младших офицерских чинов, коих штамповали каждые полгода созданные наспех по всей России "школы прапорщиков" - для восполнения фронтовых потерь. Скажем здесь сразу, что двое из этих пяти прапорщиков стали впоследствии выдающимися государственными и партийными деятелями СССР:

- малоросс, большевик и прапорщик Юрий Михайлович Коцюбинский (1896-1937), с января 1918-го главнокомандующий советскими войсками на Украине, на гос. и парт. работе, с 1930-го заместитель наркома земледелия УССР; заместитель председателя СНК и одновременно председатель Госплана Украинской ССР. Неоднократно избирался членом ЦК КП (б) Украины, член Оргбюро ЦК КП (б) Украины;

- армянин, большевик и прапорщик Мкртич Карапетович (Михаил Карпович) Тер-Арутюнянц (1894— 1961), будущий член Ревкома Ставки и начальником революционного полевого штаба при Ставке Главковерха Н. В. Крыленко. С 1918-го в Красной Армии на командных должностях. В 1922-м окончил Академию Генштаба РККА. В 1924 — 31 в аппарате НК РКИ СССР. После окончания учебы в институте красной профессуры с 1934-го на преподавательской работе...

Ну, а теперь о документе - о приказе командира полка Соколова № 129 от 23-го марта 1917-го года по организации "всеобщей национальной манифестации всех эстонцев г. Петрограда и окрестностей в пользу демократической республики" согласно решению созданной накануне "солдатами-эстонцами" "Совета Эстонской Лиги Республиканцев" от 17-го марта 1917-го года и единогласного "постановления рабочих и солдат эстонцев г. Петрограда" от 20-го марта. В нём сказано: "1) Принимать участие в манифестации 2) Следовать военным частям во время манифестации в вооружённом военном порядке, по возможности с оркестрами". При этом "Всех офицеров и солдат эстонцев на 26-е сего марта освободить от несения нарядов. Председателю эстонской полковой лиги вольноопределяющемуся 7-й роты ПУЛЛЕРИЦ организовать предстоящую от полка манифестацию, а для большой стройности и порядка 24-го и 25-го сего марта проделать репетицию её". Полковой оркестр тоже был отдан в распоряжение "вольноопределяющегося 7-й роты Пуллерица".

В дополнение скажем, что пресловутую "Эстонскую Лигу Республиканцев" (она же Союз) создал и возглавил большевик-эстонец Артур Валльнер, выпускник физико-математического факультета Петербургского Императорского университета, будущий народный комиссар (министр) первого советского правительства Эстонии - Эстляндской Трудовой Коммуны. Кстати, сестра его жены была супругой классика эстонской литературы Антона Ханзена Таммсааре. Напомним и то, что эстонские большевики выступали за территориальную целостность бывшей Российской Империи и Российской Республики, и их винить в сепаратизме, то бишь в "борьбе за независимое эстонское государство" в том виде, в котором мы его знаем в довоенной и нынешней Эстонии, никак не приходиться.

Вот так, под руководством живших в Петрограде эстонских большевиков, не эстонских и эстонских большевиков из младших офицеров и эстонцев-вольноопределяющихся (добровольцы из студентов), на казённый счёт эстонцы-солдаты и провели оную манифестацию, столь фантастически извращённую нынешними эстонскими историками и в оном извращённом же виде ("освободительная война"! борьба против русских! за свободу от России!) столь высоко ценимую нынешней эстонской властью..

Владимир Илляшевич

Опубликовано в ИСТОРИЯ

О том, как премьер-министр Эстонии Ратас отпраздновал 100-летие манифестации эстонских большевиков в Петербурге или

 

Про "40 тысяч эстонских манифестантов" в Петрограде 26-го марта/8-го февраля 1917-го года

Современные эстонские историки (Puullat R. Lootuste linn / Peterburi ja eesti haritlaskonna kujunemine kuni 1917. Tallinn, 2004) утверждают, что в Петрограде в 1917-м году жило 50 тысяч эстонцев... Да откуда же столько? Побойтесь Бога! Даже если с этой ненаучной фантастикой согласиться, то и так ясно, что при социологической закономерности социально активно лишь 10% населения, то никак больше 5 тысяч участников каких-либо массовых мероприятий быть просто не могло физически... Впрочем, оставим фантазии мартам лаарам, и обратимся к фактам.
Сначала приведём данные официальной переписи населения на 1897-й и 1926-й годы.

Численность эстонцев в Санкт-Петербурге по данным Первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897-го года - 12 238 человек,
в Ленинграде по данным Всесоюзной переписи населения 1926-го года - 15847 человек.

Во всём уезде эстонцев к 1890-м годам насчитывалось 37 тысяч человек. Повторим: ВО ВСЁМ УЕЗДЕ.

В середине 19-го века в Петербурге обреталось от 3-х до 5-ти тысяч селян ("маарахвас") эстляндского, лифляндского, ижорского, ингерманландского происхождения и разницы в них особой не видели. Все они были чухонцами, ведь самоназвание "эстонцы" появилось только в конце века и в начале 20-го столетия. Трудились, в основном, извозчиками, разносчиками, служанками, кухарками или служили солдатами. Бытовало даже такое слово "вейка", по словарю В.И.Даля буквально: «Извозчик из чухонцев, промышляющий только во время Масленницы». Или у Достоевского есть такое в романе "Преступление и наказание": «Опять пыль, кирпич и известка, опять вонь из лавочек и распивочных, опять поминутно пьяные, чухонцы – разносчики и полуразвалившиеся развозчики». До конца 1830-х годов всех чухонцев, как выходцев из Эстляндской и Лифляндской провинций записывали в немецкие приходы Петербурга, особенно в приход Святого Михаила, что на Васильевском острове. Своё эсто-латышский приход появился к 1840-м годам.

О фотографиях

Если рассмотреть фотографии той самой "эстонской манифестации" 1917-го года, то 5 тысяч участников является, видимо, самой вероятной численностью и это при том, что неизвестно, были ли они все именно эстонцами.

В то время было очень много массовых манифестаций (часть фото с множеством народа) и в них участвовали петроградские эстонцы со своими флагами, что вовсе не говорит о том, что все манифестанты – эстонцы.

Очевидно, что большая часть манифестантов - это солдаты эстляндских и латышских стрелковых полков, которые потом, в Гражданскую войну (и никакая она не "освободительная"!), носили название "коммунистических". С ними и воевали белоэстонцы, в основном, под командованием русских офицеров-фронтовиков эстонского и латышского происхождения, многие из которых были вообще настроены промонархически. Поэтому необходимо особое внимание обращать на призывы (см. лозунги на фото) о "Российской республике" (!) и об автономии в составе этой республики. В общем, речь идёт о манифестантах - будущих деятелях и активистах будущей коммунистической Эстляндской Трудовой Коммуны.

Владимир Илляшевич

Опубликовано в ИСТОРИЯ

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика