Недалеко от небольшого населенного пункта Эмари, среди леса, скромно расположился не привычный глазу мемориал. После того, как на местную базу ВВС Эстонии проложили современную дорогу и проредили вдоль нее лесной массив, необычные обелиски, мелькающие среди елочек и сосен, невольно привлекают внимание и вызывают поистине трогательное и торжественное чувство.


Среди леса вместо надгробных памятников величественно стоят стабилизаторы и кили от военных самолетов. Редкие лучи солнца, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, поблескивают на серебристых частях когда-то грозной техники. Мемориальные надгробия были установлены летчикам, штурманам, курсантам и техническому составу, погибшим в 1970-1980 годы при исполнении служебных обязанностей.

Бывший военный летчик Вячеслав Михайлович рассказал о мемориальном кладбище в Эмари. Сам Вячеслав Михайлович служил в свое время на еще советском военном аэродроме Сууркюла в Эмари с 1981 года до момента вывода советской армии из стран Балтии в 1993 году. Многих из погибших и покоящихся здесь Вячеслав Михайлович знал лично и смог рассказать о трагической гибели экипажей.

След Великой Отечественной войны

Рядом с мемориальными надгробиями летному составу скромно расположились небольшие гранитные плиты, украшенные красной звездой. Большая часть их, к сожалению, без имени.

Лишь на нескольких плитах можно прочитать, что на этом тихом лесном кладбище покоятся воины Советской армии, погибшие в 1944-1950 годах сразу после окончания Великой Отечественной и Второй Мировой войн.

Вячеслав Михайлович рассказал, что безымянные могилы появились здесь сразу после освобождения Эстонии от фашистских захватчиков. В основном, появление могил связано с движением сопротивления, так называемыми "лесными братьями". Поначалу многих погибших воинов находили уже без документов, а принадлежность к армии можно было установить лишь по значкам и нашивкам на форме. Имеющиеся сейчас отдельные имена, в основном, были установлены следопытами.

Вячеслав Михайлович вспомнил, что в бытность свою учителем в местной школе (сразу после окончания воинской службы) вместе со своими учениками он приводил в порядок надгробные плиты и мемориал.

Заметно, что сейчас кто-то продолжает ухаживать за мемориалом в меру своих сил. А в праздничные дни здесь периодически появляются свечи и традиционные красные гвоздики.

Память вне времени

Василий Попов, советник Посольства Российской Федерации в Эстонии сообщил, что всего в Эстонии находится 331 братское воинское захоронение. Посольство периодически организовывает работу по приведению в порядок памятных мест. Вот и мемориальное кладбище в Эмари планируется внести в список подобных работ уже на 2018 год.

Всего в паре километров от мемориального кладбища, на том самом месте, где когда-то служили погибшие летчики, располагается нынешняя военная база ВВС Эстонии и НАТО.

В послевоенные годы здесь действовал военно-полевой аэродром, который позже был перестроен в постоянно действующий военный аэродром, где базировался авиационный полк ВВС СССР и летали истребители-бомбардировщики.

В последние годы перед развалом Советского Союза на аэродроме Сууркюла, как его называли, базировались бомбардировщики Су-24 и истребители Су-7 морского штурмового авиационного полка.

Память вне идеологий

С 1991 по 1993 годы из Эстонии были выведены российские войска, а лётное поле и казарменная зона переданы Силам обороны Эстонии. Теперь аэродром периодически принимает технику и экипажи союзников Эстонии по НАТО.

"Конечно, в наше время, кажется, могло случиться всякое. Могли и разрушить это место, и забыть, что здесь кто-то был захоронен, и стояли мемориальные надгробия. Но все цело. И мемориал летчикам будто охраняется солдатами, погибшими еще в сороковые годы", — сказал бывший военный летчик.

Да и современные военнослужащие с военной базы в Эмари, видимо, с уважением и пониманием относятся к мемориалу с красными звездами — ведь настоящие офицеры не воюют с погибшими. И как подчеркнул Вячеслав Михайлович, почтительное отношение к воинским захоронениям есть показательная степень высокой личной морали каждого военнослужащего, независимо от того, какую страну и какую идеологию он защищает.

Светлана Бурцева, Sputnik Эстония.

Опубликовано в ИСТОРИЯ

Наконец, подписан коалиционный договор, обозначены основные направления внимания и средств в экономике страны. Хотелось бы разобраться, как эти программные заявления отразятся в реальной жизни эстоноземельцев.

Одним из главных аргументов в улучшении нашего будущего определены налоговые изменения. В частности, это касается повышения необлагаемого подоходным налогом минимума до 500 евро с 1 января 2018 года. Необлагаемый минимум повышается для брутто-зарплат менее 1200 евро, что даст прибавку в деньгах «на руки» размером в 62 евро. Те работники, кто имеют брутто-зарплаты 2100 и выше евро, начнут доплачивать в бюджет государства.

Классический ступенчатый налог на зарплаты многим видится как несправедливый вариант налогообложения тех, кто работает больше положенного для сохранения здорового образа жизни времени, например, кто работает в несколько смен сверх нормы, выполняет сверхурочные работы, с целью получить больший доход. В общем, принцип «больше зарабатываешь – больше платишь» в принятом налоговом изменении имеет место, но не в прямом значении.

По данным министерства финансов от снижения налоговой нагрузки должно выиграть 86% работающего населения страны. На переходе от брутто-зарплаты в 1200 евро на более высокий уровень работники столкнуться, скорее, со скачком с целью избежать снижения выплаты на руки после начисления налогов. Это может служить некоторым рубиконом для повышения зарплаты, когда появится необходимость в этом.

Чтобы увеличить получаемую на руки сумму, работник будет настаивать на повышении большем, чем обычно готов средний работодатель, так как для работодателя помимо увеличения зарплаты растет и сумма социального налога, ведь ставка данного налога меняться не будет. Неловкий момент видится в данном необлагаемом минимуме -возможность для работодателей воспользоваться данным минимумом для буквального потолка заработной платы «на руки». С учетом того, что в стране огромное количество людей получает зарплату в 500 или меньше евро на руки, фактические изменения могут быть незначительными.

Мнение вице-канцлера Министерства финансов Д. Егорова по этим изменениям: "У нас налоговое бремя на низкооплачиваемых работников в среднем больше, чем в других странах Организации экономического сотрудничества и развития. Что касается высокооплачиваемых работников, то у нас налоговое бремя значительно меньше среднего, поэтому добавляющиеся 38 евро для тех, кто получает зарплату в 2100 евро или больше ни в коем случае не могут являться фактором отъезда."

Конечно, это не повод для отъезда. Но в реальной жизни цифры обозначат все же иной результат, чем тот, который в настоящий момент служит основой для оптимизма. Практика показывает, что погрешность в расчетах в отношении ожидаемых от налогов поступлений достаточно ощутима. Одно остается неизменным – бизнес искал и будет искать возможности для налоговой оптимизации, и зарплаты остаются одной из основных статей экономии. В стране же, где львиная доля доходов в бюджет формируется из налогов, а внутренний потребительский рынок не растет, любая игра с налогами дает временный эффект, который выражается, скорее, во временном лаге для применения новшеств и привыкания к следствиям от них.

Более оптимистичным выглядит снижение ставки подоходного налога на распределяемую прибыль предприятий. Соглашусь, что это вполне может привлекать взоры иностранных компаний, которые используют зоны низкой налоговой нагрузки. Хочется надеяться, что привлечены могут быть именно производственные компании, способные создавать рабочие места в реальном секторе. Именно данный сектор экономики – это то, что необходимо стране для восстановления нормальной жизни.

Но чтобы иностранные производственные компании могли спокойно и уверенно вкладывать средства на территории Эстонии, кроме налоговых льгот необходимы и долгосрочные политические меры, гарантирующие не только внутренний рынок (а рынок Эстонии слишком мал для больших компаний), но и внешние экономические связи. Не стоит также сбрасывать со счетов то, что по-настоящему крупные производственники не часто пользуются таким распределением прибыли, как выплатой дивидендов. Гораздо чаще прибыль идет на реконструкцию и развитие производства. Ежегодная выплата дивидендов – это скорее о небольших компаниях. Следовательно, подход к привлечению иностранного бизнеса по-прежнему требует быть комплексным.

Еще одно изменение в налогах – увеличение акциза на газ. Само собой, это повлечет за собой рост цен и для частного потребителя, и для фирм, особенно тех, кто использует газ, как сырье, что скажется на стоимости их продукта, а следовательно, на цене для конечного потребителя.

Что же касается заявленных в программе инвестиций в 315 млн. евро в оборону, инфраструктуру и жилой фонд, хочется уточнить, что это не инвестиции, а, скорее, финансирование. Инвестиции призваны давать прямую прибыль.

На мой взгляд, к налогам и акцизам крайне необходимо добавить создание своего реального сектора экономики, нейтралитет во внешней политике и восстановление внешних экономических связей.

 

Светлана Бурцева, аналитик RE-FIN Pro

Опубликовано в БИЗНЕС
Вторник, 22 Ноябрь 2016 06:54

О ТЕХ, КТО СТАВИЛ НЕ НА ТРАМПА

Недели не прошло со дня выборов президента США, а в Эстонии уже наступил период без правительства. Стремительность, с которой премьер-министр Рыйвас отправлен в отставку, удивляет. В данном политическом вираже наша страна сейчас напоминает Шумахера, лихо вписывающегося на скорости в крутой поворот.

СМИ всего мира обсуждают предвыборные заявления Дональда Трампа в отношении его ориентации на внутренние проблемы США, реальный сектор экономики, возврат американских производителей на родину, изменения во внешней политике.

Финансовый рынок давно и прочно превратился в надстройку над экономикой и утратил свои первозданные функции перераспределяющего механизма. Деньги стали самоцелью, а финансы превратились в самостоятельную отрасль экономики со своими лидерами, управленцами, исполнителями, политиками. К чему ведет погоня за сверхприбылями и властью над рынками и ресурсами, мы ежедневно видим по событиям в мире. И роль США в этом бесспорна. Учитывая, что в политической жизни нашей страны, а, следовательно, и в экономике, основное решение шло, так скажем, извне, стоит поближе рассмотреть, кто, на самом деле, проиграл выборы в США.

Примечательно, что все 20 штатов (а точнее 19 и округ Колумбия), которые поддержали на выборах кандидатуру Клинтон, а, следовательно, продолжение уже известной политики США, отличаются тем, что в них, в большей степени, представлены предприятия сельского хозяйства, животноводства, лесной и лесообрабатывающей промышленности, рыболовства, виноделия, легкой промышленности, в меньшей степени металлургия и металлообработка, добыча полезных ископаемых.

Но зато обилие госучреждений федерального значения, военно-промышленный комплекс и дислокация военных баз впечатляет. Штаты миллионеров и высокооплачиваемых госслужащих Калифорния и Нью-Джерси - многочисленные военные базы и военная промышленность, обеспеченная госзаказами. Штат Вирджиния - Пентагон, штаб-квартира министерства обороны, штаб-квартира ЦРУ, знаменитая база ВМФ в Норфолке, база Корпуса морской пехоты США Квантико, Бюро Национальной гвардии США, Управление тыла министерства обороны США, Исследовательская лаборатория ВВС США, Академия ФБР, Служба федеральных маршалов (судебных приставов) США, Управление по борьбе с наркотиками (DEA), Бюро дипломатической безопасности США, Служба иммиграции и натурализации США, Бюро по регистрации патентов и торговых марок США, Национальный научный фонд, Геологическая служба США и другие объекты государственного и военного значения. Штат Мэриленд - входящий в состав NASA Центр космических полётов, Агентство национальной безопасности, Бюро переписи населения, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств, Национальный институт стандартов и технологий, Комиссия по ядерному регулированию, Военно-морская академия, Авиационно-техническое командование ВМФ, Научно-исследовательская лаборатория армии США, Форт-Детрик (бывший центр разработок биологического оружия, в наши дни - один из крупнейших медицинских исследовательских центров), Форт-Мид (в котором размещены Кибернетическое командование США и АНБ). Рядом с округом Колумбия находится объединённая база ВВС и ВМС США Эндрюс, на которой базируется и "Борт № 1" (Air Force One) - самолет Президента США. Род-Айленд – база ВВС Национальной гвардии США, военно-морская база в Ньюпорте, бывшая на протяжении десятилетий одной из основных баз флота США, Военно-морской колледж, Подготовительная школа Военно-морской академии США, Юридическая школа ВМФ, научно-исследовательский центр, разрабатывающий оборудование для подводных лодок и другие подразделения флота США. Делавэр специализируется на базах военно-транспортной авиации. Штат Коннектикут - General Dynamics Electric Boat, крупнейший производитель подводных лодок для флота США, главная база подводных лодок ВМФ США, известная как "База Нью-Лондон" или "Подводная столица мира", штаб-квартира корпорации United Technologies, выпускающей авиационные и ракетные двигатели, топливные элементы (в том числе для космических кораблей и подводных лодок), компания Sikorsky Aircraft, один из крупнейших в мире производителей вертолетов. Круто, не так ли? Какая мощная концентрация мысли, действия и производства в силовой и управленческой областях огромной страны!

Добавлю, что Калифорния – мировая столица кино и аэрокосмическая столица США, место расположения Силиконовой долины. Высокие технологии, нано-технологии, биохимия, Лас-Вегас, Wall Street, федеральный резервный банк США в Чикаго, фондовые и товарные биржи, ведущие ипотечные банки и фонды, Медицинский институт Говарда Хьюза (генетические разработки), General Motors, Кембридж, Apple, HP, Mikrosoft, Amazone, Intel – это только сливки от штатов, которые голосовали не за Трампа. Так что смена приоритетов США – не пустой звук.

Обратить взор на реальный сектор экономики собственной страны, вернуть производство на родину – теперь, похоже, это будут задачи не только Америки, но и, своего рода, команда к действию и внешним партнерам, так сказать. Прибалтике грозит сокращение за ненадобностью.

 

Светлана Бурцева, аналитик RE-FIN Pro

Опубликовано в ПОЛИТИКА
Пятница, 11 Ноябрь 2016 00:51

ПОЧЕМУ В ЭСТОНИЮ НЕ ИНВЕСТИРУЮТ?

В открытых информационных источниках Эстония преподносится, как страна, способная предложить внешним инвесторам прогрессивную бизнес-среду и эффективную, отвечающую высоким требованиям современности, деловую инфраструктуру, т.е. одни из самых передовых в мире мобильную связь, интернет-приложения, электронные услуги. Также в нашей стране субсидии Европейского союза доступны как для эстонских, так и для иностранных компаний, в равной степени. Наличие в Эстонии коммерческих банков, принадлежащих известным банкам Северных стран, тоже часто преподносится, как своеобразная гарантия надежности предлагаемой бизнес-среды.

Дополнительный акцент ставится на качество дорог и наличие логистических центров, морских портов, современного аэропорта. Без подобных объектов современный же бизнес не отдаст предпочтение, скорее всего, конкретной стране, если, конечно, она не обладает чем-то исключительно уникальным, что не имеет аналогов на иных территориях. Аргументом в повышение рейтинга страны, как инфо-технологической площадки, служит расположение на территории Эстонии Центра передового опыта по киберзащите НАТО и основанного компанией Skype центра по предотвращению мошенничества с целью оказания эффективного противодействия росту мошенничества и фальсификаций.

Одним словом, Эстония представляется, как некий бизнес-центр с готовым персоналом и высоким уровнем инфо-технологических услуг, который инвесторы могут использовать для организации своего бизнеса, а, следовательно, вложения на территории страны денежных средств со всеми вытекающими для страны последствиями – создание рабочих мест, пополнение бюджета налогами, рост потребления, рост импорта-экспорта, ну и, как следствие, благосостояния и народа, и страны. Но если бы это было так просто.

Данные банка Эстонии по состоянию на 2015-й год подтверждают заданный тренд: прямые иностранные инвестиции составили в финансовую и страховую деятельность 26%, в операции с недвижимостью 19%, в оптовую и розничную торговлю 14%, в производство 13%, в профессиональную и научно-техническую деятельность 7%. Собственно, в производство всего 13%.

Если с точки зрения бизнеса рассматривать те или иные компоненты системы, то можно найти плюсы, способные убедить отдельных инвесторов использовать территорию Эстонии для организации здесь фирмы: в первую очередь, конечно, это может быть интересно компаниям, связанным со сферой инфо-технологий и близлежащими к ней областями, которые, в основном, площадкой для производства своих услуг имеют интернет-пространство и не зависят только от местного рынка потребления.

И, естественно, с точки зрения географического положения Эстония интересна инвесторам из соседних стран, которым выгодно располагать здесь часть своих производственных активов, так как в сравнении с уровнем зарплат в этих странах местная рабочая сила все же дешевле, или отдельным инвесторам еще удобно использовать транзитные логистические возможности Эстонии. Данные банка Эстонии о прямых инвестициях по странам это подтверждают: Швеция – 25%, Финляндия – 23%, Нидерланды – 10%, Россия – 5%, Норвегия – 4%.

Стоит отметить, что указанные доли шведских и финских инвестиций в большей степени относятся к банковской сфере, то есть, не к реальному сектору экономики. В последнее время, кстати, благодаря постоянно совершенствующимся информационным технологиям, количество работников банковской сферы особо не растет – уменьшение обслуживающего персонала по отделениям банков мы видим собственными глазами. Все больше рутинных операций автоматизируется, за счет чего происходит оптимизация в части персонала и расходов на него.

Также можно рассмотреть и область строительных услуг, и область коммуникации. Но интересно не расчленение системы на компоненты, которые, имея по отдельности и неплохой, порой, результат, не создают в экономике страны, в целом, глобальных улучшений.

В одном из прошлых наших материалов уже была процитирована фраза Билла Гейтса о государстве, как самом большом предприятии страны, задающем общий тренд развития. А если взглянуть на Эстонию, как предприятие, с позиции лучшего инвестора мирового масштаба Уоррена Баффета? Его принципы отбора объектов для инвестиций изучаются скрупулезно всеми, кто всерьез прикасается не только, непосредственно, к фондовой бирже и ценным бумагам, но и практикует инвестиционную деятельность в различные области экономики без посредничества акций.

Одним из правил Баффета при оценке объекта для долгосрочного инвестирования является обращать внимание на использование предприятием прибыли. Если львиная доля прибыли идет на модернизацию производства, новые технологии и оборудование – предприятие подходит для инвестиции. Если основная часть прибыли уходит на выплату дивидендов или расходы на внешний антураж предприятия – с инвестициями стоит подождать. В сфере же услуг для инвестиций подходят предприятия, являющиеся состоявшимися или потенциальными лидерами в своей области.

Собственных производственных активов в Эстонии с гулькин нос. А лидером среди бизнес-центров в условиях принятой политики не стать еще долго...

 

Светлана Бурцева, аналитик RE-FIN Pro

Опубликовано в БИЗНЕС
Вторник, 01 Ноябрь 2016 06:45

ИНВЕСТИЦИИ ПО-ЭСТОНСКИ

Тот случай, когда и для страны, как девушки, важен не только внешний вид, но внутреннее содержание.

Могут ли зарубежные инвестиции стать толчком для роста экономики Эстонии? Достаточно ли открывать здесь филиалы зарубежных компаний? Что правительство может/ должно сделать, чтобы таких инвестиций было больше?

Есть два основных вида вливания денежных средств в экономику – инвестирование и финансирование. Действие одно, а цели разные. Финансирование представляет собой вложение средств для достижения материальной или нематериальной цели. Инвестирование же само по себе имеет цель – прибыль. Путать эти понятия не стоит. Если целью финансирования является получение прибыли – это уже инвестирование. В условиях рынка инвестирование в стране становится действием, от которого зависит динамика экономического процесса. Эта почти прямая зависимость.

Экономика Эстонии открытая система в рамках ЕС, а это значит, практически, нет механизмов для удержания внутри страны таких ресурсов, как люди и деньги. Отток и тех, и других, в случае более выгодных условий где-то, не поддается прямому регулированию. Собственных заработанных средств внутри страны хватает, в лучшем случае, на финансирование внутренних материальных и нематериальных процессов (государство основной статьей дохода имеет налоги, которые поступают с внутреннего рынка, т.е. плохая экономика – плохой доход), инвестирование же, значимо внешнее. И в данном контексте любая страна на общей арене становится для потенциальных инвесторов объектом для получения прибыли. Объект должен быть привлекательным и с высоким уровнем потенциала выгоды.

Вот в этом месте и начинается роль государства, как регулятора условий для роста экономики, потому что зарубежные инвестиции – это в современном мироустройстве средство для развития на будущий период с эффектом геометрической прогрессии, если инвестирование производится в реальные сектора экономики страны, являющиеся привлекательными не только для разовых операций, но и для долгосрочного прибыльного функционирования.

Линейная зависимость от уровня инвестирования в экономику, как создания предпосылок для получения прямой прибыли не только инвестору, но и опосредованной выгоды для самой экономики, очевидна. В первую очередь, это относится к реальным инвестициям - вложению денежных средств в производственные активы. Непосредственно данные инвестиции в итоге изменяют общий уровень производства в стране, а значит, и количества рабочих мест, и их качество, и технологическую базу, и уровень потребления в стране, и перспективы для всех, без исключения, отраслей, потому что система страны – это механизм, где все взаимосвязано. Если удачное вливание происходит в одной сфере, по цепочке взаимосвязей позитивная динамика постепенно распространяется на связанные области.

Если рассматривать отдельный простой объект для инвестирования, например, строительство объекта недвижимости, продажу объекта и получение прибыли на выходе – это достаточно прозрачный механизм, где все понятно. Инвестор заработал прибыль на операции с недвижимостью, после чего изъял свои деньги из экономического процесса. Инвестор не думает о непрямом влиянии вложенных средств на систему страны, как в потреблении отразится разовая зарплата строителей (единовременное и краткосрочное потребление), достаточно долгий кредит покупателя нового объекта (долговременный отток денежных средств из внутреннего потребления путем выплаты процентов по кредиту) и т.д. Разовые операции инвесторов, не затрагивающие реальный сектор экономики, больше напоминают брошенный в болото камень, способный создать возмущение в среде на короткий промежуток времени без особого структурного изменения среды и без пользы для самой среды на будущее.

Объем статьи не позволяет, к сожалению, подробно отразить все нюансы инвестиционных процессов в стране, но одно очевидно: часть денежных средств идет из евросоюзных фондов и направлена на «...рост благосостояния нашего населения. Упрощенный пример: родители могут ходить на работу, если в детских садах достаточно мест. ...благодаря этим субсидиям в экономику Эстонии ежедневно вливается свыше миллиона евро, что естественным образом влияет на общее экономическое положение в стране. ...цель правительства состоит в том, чтобы уже в текущем году ускорить освоение евросубсидий и вывести их инвестирование на первый план для придания импульса экономике..." (Таави Рыйвас, Eesti Päevaleht, 14.09.2016). Это не инвестиции, а, скорее, финансирование за чужой счет.

Такие «инвестиции», так сказать, для поддержания штанишек.

Реальные инвесторы оценивают страну, как базу для инвестиций, не только по качеству дорожного покрытия, количеству детских садов, красоте здания университета или наличию спортивных комплексов. Для глобальных инвесторов важен потенциал внутреннего рынка в стране (в Эстонии отрицательный прирост населения), внешние связи, в первую очередь с соседними странами, с которыми легко организовать логистические цепочки (в Эстонии на большей части границы напряженно), общий политический фон (Эстония готовится воевать) и инфраструктурные компоненты системы (основные ресурсные и транзитные потоки выведены за пределы Эстонии). Рецепт один – политика обязана служить экономическим интересам страны.

 

Светлана Бурцева, аналитик RE-FIN Pro

Опубликовано в БИЗНЕС

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика