Понедельник, 29 Февраль 2016 23:17

О "НАУКОЁМКОСТИ" И НЕКОНКУРЕНТНОСПОСОБНОСТИ

Волна оттока экспортно-ориентированного производства прошлась по нашей стране с естественным итогом – сокращения работников предприятий, причем сокращения массовые.
В связи с официальными комментариями к данным событиям, публикуемыми в различных СМИ, а точнее сказать, теми причинами происходящего, на которые обращают внимание эти комментарии, и написан данный материал.
Компания PKC Eesti объявила о свертывании в 2017 году своего завода в Кейла (ранее было закрыто производство в Хаапсалу – без работы остались 350 человек) с сокращением 613 работников. Для нашего рынка труда это весьма существенные цифры.
Президент Тоомас Хендрик Ильвес в связи с происходящим сказал, что «считает суровой реальностью уход с эстонского рынка крупных производителей, поскольку для получения прибыли в современных условиях им приходится прибегать к помощи более дешевых рабочих рук».
Премьер-министр Таави Рыйвас указал, что «одной из главных причин сокращений на РКС является то, что в Эстонии зарплаты за последние годы росли настолько быстро, что эстонский производственный сектор не предлагает больше конкуренции ни России, ни другим Балтийским странам, не говоря об Индии или Китае».
Заметим, главной причиной указывается рост заработных плат, дороговизна рабочей силы, ну и в комментариях в социальных сетях звучит периодически тема высокого налогообложения фонда зарплат. И вновь хочется обратить внимание, что эта причина на поверхности. А истинная причина проглядывается при внимательном и глубоком рассмотрении проблемы. Беда не в том, что о ней не говорят, беда в том, что не желая видеть и понимать глобальные причинно-следственные связи значит оставаться слепым и, совершая массу действий, так и не решить саму проблему, а значит, не изменить в корне складывающуюся для страны и ее жителей перспективу.
Давайте обратим внимание на сообщение члена правления PKС Eesti Мерле Мoнтгомери, сопровождавшее информацию о скором закрытии завода: "Мы переходим от производства промышленной продукции к наукоемкой деятельности, и это будет сопровождаться переводом трудоемкого производства на заводы PKC Group, которые будут открыты в Литве и в России...». Заводы только еще будут открыты в России и Литве, следовательно, расходы на открытие производства (а это прямые инвестиции) будут осуществлены в соседних с нами странах. Причем, замечу сразу, что в РФ можно найти предложения зарплаты для инженеров, например, до 150-250 тыс.руб (1800-3000 евро). Что касается налогов в Литве, ситуация не лучше, чем в Эстонии: против эстонского социального налога в 33% литовский налог по социальному страхованию и страхованию здоровья в сумме 40,98%, а также 21% НСО и налог на прибыль и недвижимое имущество. Одним словом, аргументы в сторону дорогой рабочей силы кажутся при внимательном рассмотрении неубедительными. А, если учесть, что перенос производства в другую страну – процесс, требующий еще и дополнительных немалых затрат на создание новых заводов, данные аргументы представляются совсем слабыми.
Вернемся к высказыванию Мерле Мoнтгомери: "Мы переходим от производства промышленной продукции к наукоемкой деятельности...». Мне думается, причину искать надо в этой части фразы.
Откуда такое внимание к данной детали?
Вернемся несколько назад. Еще в 2014 году в Эстонию собиралась войти всемирно известная компания Acronis. Открытие Центра разработок Acronis должно было обеспечить нашей стране до 150 рабочих мест. Но чуда не произошло. Комментарий ситуации от Acronis: «К сожалению, некоторые наши ключевые сотрудники стали подвергаться на границе Эстонии слишком придирчивому контролю. Не получила компания и финансовую помощь, обещанную Эстонией для создания Центра разработок. Среди местных специалистов мы не нашли достаточного количества подходящих нам сотрудников, при этом европейцы не горели желанием переезжать в Эстонию (...) мы решили сфокусироваться на Сингапуре, стране с дружественным отношением к нам, хорошей системой образования и наличием лидирующих в мировых рейтингах университетов».
Конечно, бросаются, в первую очередь, в глаза упреки о придирчивом контроле на границе и невыполнении обещания о финансовой поддержке со стороны Эстонии. Тем более, что полмиллиона для гарантированного создания новых рабочих мест против десятков миллионов, затрачиваемых на военные программы – это несравнимые вещи и по важности и по финансовой нагрузке для страны. И все-таки аналитическое внимание привлекает даже не денежный вопрос.
Теперь проведем перекрестный анализ двух высказываний от представителей компаний, ушедших с нашего рынка, и найдем те причины, которые оказываются общими для обеих компаний. А это: "Мы переходим от производства промышленной продукции к наукоемкой деятельности...» и «...Среди местных специалистов мы не нашли достаточного количества подходящих нам сотрудников, при этом европейцы не горели желанием переезжать в Эстонию (...) мы решили сфокусироваться на Сингапуре, стране с дружественным отношением к нам, хорошей системой образования и наличием лидирующих в мировых рейтингах университетов».
И вот здесь подсказка о реальных причинах ухода больших и серьезных компаний, которые, на самом деле, готовы платить высокие зарплаты, и платят их, но не здесь, потому что массово в Эстонии серьезных технических специалистов нет. Их платят нашим же единичным профессионалам высокого уровня, которые получили достойное образование, и далеко не всегда в европейских университетах, а, например, в МГТУ им. Н. Э. Баумана...
А что могут предложить и предлагают высшие учебные заведения в Эстонии? Достаточно зайти на сайты университетов и посмотреть учебные программы. А после такого просмотра полюбопытствовать, что означает наукоемкая деятельность и производство. И причина растущей неконкурентоспособности Эстонии становится более, чем очевидной.

Светлана Голикова, аналитическая компания RE-FIN Pro

Прочитано 739 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика