Суббота, 03 Декабрь 2016 22:32

НАЛОГОВЫЕ НОВШЕСТВА ТРОЙСТВЕННОЙ КОАЛИЦИИ

Наконец, подписан коалиционный договор, обозначены основные направления внимания и средств в экономике страны. Хотелось бы разобраться, как эти программные заявления отразятся в реальной жизни эстоноземельцев.

Одним из главных аргументов в улучшении нашего будущего определены налоговые изменения. В частности, это касается повышения необлагаемого подоходным налогом минимума до 500 евро с 1 января 2018 года. Необлагаемый минимум повышается для брутто-зарплат менее 1200 евро, что даст прибавку в деньгах «на руки» размером в 62 евро. Те работники, кто имеют брутто-зарплаты 2100 и выше евро, начнут доплачивать в бюджет государства.

Классический ступенчатый налог на зарплаты многим видится как несправедливый вариант налогообложения тех, кто работает больше положенного для сохранения здорового образа жизни времени, например, кто работает в несколько смен сверх нормы, выполняет сверхурочные работы, с целью получить больший доход. В общем, принцип «больше зарабатываешь – больше платишь» в принятом налоговом изменении имеет место, но не в прямом значении.

По данным министерства финансов от снижения налоговой нагрузки должно выиграть 86% работающего населения страны. На переходе от брутто-зарплаты в 1200 евро на более высокий уровень работники столкнуться, скорее, со скачком с целью избежать снижения выплаты на руки после начисления налогов. Это может служить некоторым рубиконом для повышения зарплаты, когда появится необходимость в этом.

Чтобы увеличить получаемую на руки сумму, работник будет настаивать на повышении большем, чем обычно готов средний работодатель, так как для работодателя помимо увеличения зарплаты растет и сумма социального налога, ведь ставка данного налога меняться не будет. Неловкий момент видится в данном необлагаемом минимуме -возможность для работодателей воспользоваться данным минимумом для буквального потолка заработной платы «на руки». С учетом того, что в стране огромное количество людей получает зарплату в 500 или меньше евро на руки, фактические изменения могут быть незначительными.

Мнение вице-канцлера Министерства финансов Д. Егорова по этим изменениям: "У нас налоговое бремя на низкооплачиваемых работников в среднем больше, чем в других странах Организации экономического сотрудничества и развития. Что касается высокооплачиваемых работников, то у нас налоговое бремя значительно меньше среднего, поэтому добавляющиеся 38 евро для тех, кто получает зарплату в 2100 евро или больше ни в коем случае не могут являться фактором отъезда."

Конечно, это не повод для отъезда. Но в реальной жизни цифры обозначат все же иной результат, чем тот, который в настоящий момент служит основой для оптимизма. Практика показывает, что погрешность в расчетах в отношении ожидаемых от налогов поступлений достаточно ощутима. Одно остается неизменным – бизнес искал и будет искать возможности для налоговой оптимизации, и зарплаты остаются одной из основных статей экономии. В стране же, где львиная доля доходов в бюджет формируется из налогов, а внутренний потребительский рынок не растет, любая игра с налогами дает временный эффект, который выражается, скорее, во временном лаге для применения новшеств и привыкания к следствиям от них.

Более оптимистичным выглядит снижение ставки подоходного налога на распределяемую прибыль предприятий. Соглашусь, что это вполне может привлекать взоры иностранных компаний, которые используют зоны низкой налоговой нагрузки. Хочется надеяться, что привлечены могут быть именно производственные компании, способные создавать рабочие места в реальном секторе. Именно данный сектор экономики – это то, что необходимо стране для восстановления нормальной жизни.

Но чтобы иностранные производственные компании могли спокойно и уверенно вкладывать средства на территории Эстонии, кроме налоговых льгот необходимы и долгосрочные политические меры, гарантирующие не только внутренний рынок (а рынок Эстонии слишком мал для больших компаний), но и внешние экономические связи. Не стоит также сбрасывать со счетов то, что по-настоящему крупные производственники не часто пользуются таким распределением прибыли, как выплатой дивидендов. Гораздо чаще прибыль идет на реконструкцию и развитие производства. Ежегодная выплата дивидендов – это скорее о небольших компаниях. Следовательно, подход к привлечению иностранного бизнеса по-прежнему требует быть комплексным.

Еще одно изменение в налогах – увеличение акциза на газ. Само собой, это повлечет за собой рост цен и для частного потребителя, и для фирм, особенно тех, кто использует газ, как сырье, что скажется на стоимости их продукта, а следовательно, на цене для конечного потребителя.

Что же касается заявленных в программе инвестиций в 315 млн. евро в оборону, инфраструктуру и жилой фонд, хочется уточнить, что это не инвестиции, а, скорее, финансирование. Инвестиции призваны давать прямую прибыль.

На мой взгляд, к налогам и акцизам крайне необходимо добавить создание своего реального сектора экономики, нейтралитет во внешней политике и восстановление внешних экономических связей.

 

Светлана Бурцева, аналитик RE-FIN Pro

Прочитано 696 раз
Другие материалы в этой категории: « ПОЧЕМУ В ЭСТОНИЮ НЕ ИНВЕСТИРУЮТ?

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Самое читаемое

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика