В Эстонии на начало 2016-го года было порядка 10 000 должников по выплате алиментов. На сегодняшний день эта цифра достигла почти 11 000 человек. Можно говорить, что тенденция выражена достаточно ясно. Безусловно, хорошо, что государство теперь хоть как-то озаботилось поддержкой семей, которым не поступают положенные выплаты. Во всяком случае принят соответствующий закон.
Если не ошибаюсь, со следующего года предусмотрены выплаты со стороны государства до 100 евро на одного ребёнка в случае отсутствия поступлений алиментов или их частичного поступления. Не буду вдаваться в юридические тонкости, сейчас главное, что государство стало уделять этому внимание.
Но можем ли мы считать это серьёзным общественным достижением? Нет! Общество, где число неплательщиков алиментов превышает 10 000 человек ( при смехотворном числе населения страны) неблагополучно как экономически, так и социально. Но, что не менее существенно, оно совершенно неблагополучно в моральном плане. И я сам лично знаю граждан, рассекающих на новых "Кайенах", но не платящих родному чаду ничегошеньки. Отговорки и причины разные.
Безусловно, бывает, что между родителями пролегла пропасть, или пропасть была изначально, но они этого не заметили. Это не имеет значения. Имеет значение, что поколение за поколением, вырастая в размерах, создаются всё новые полки лиц, для которых семья ничто, и ответственность за ребёнка ничто, для которых отсутствует такое понятие как контрацептив в принципе (если речь идёт о нежелательной беременности).
И здесь не стоит удивляться тому, что СПИД в Эстонии давно уже не болезнь лишь наркоманов - он приобрёл характер эпидемии. И рушатся семьи как карточные домики. Рушатся каждый день десятками. До 80% браков распадается. Каждый день всплывают всё новые факты домашнего насилия, педофилии, избиений домочадцев. Очевидно, что вышеозначенные факты надёжно подпирают традиции неуплаты не только алиментов, но и растущего наплевательского отношения к своим детям.
О каком благополучном обществе можно говорить, если даже относительно стабильные семьи переполнены интригами, представители старшего поколения даже при раздельном проживании пытаются вторгнуться в жизнь молодых людей, прикрываясь традициями и общественными нормами. Но где эти нормы, когда мать-одиночку и шестерых детей выкидывают на улицу, где это общество со своими сомнительными рассуждениями о ценности каждого гражданина для страны?
Многие склонны во всё винить феминизм. Да, вклад его в процесс упадка института семьи велик. Но дело не только в этом. Феминизм возник на почве утраты мужчинами своих позиций в обществе - как моральных, так и экономических. Оглядываясь вокруг, я вижу как множество представителей сильного пола, простите, жуют сопли. Находят тысячу причин, чтобы махнуть рукой на детей и появиться десять лет спустя. Многие жалуются, что не в состоянии достаточно заработать - 1000 евро предел мечтаний! Куда же тут чаду что-то платить, когда новую тачку в лизинг охота взять.
Но, вместе с тем, есть и примеры таких, как Андрей Вестеринен. Несмотря на чудовищные ранения ног (это тем, кто ноет, имея все конечности на месте) он не сломался, выучился на юриста, открыл сеть контор и сегодня, содержа семью, является одним из наиболее известных юристов Эстонии. С моей точки зрения, не последнюю роль в крушении института семьи, помимо ряда других общественных и личностных факторов, сыграла Вторая Мировая война. Огромное число мужчин погибло. Очень большое число детей было воспитано без отцов, а то и матерей. Не всем нашлось место в Суворовских училищах или интернатах для девочек - многие воспитывались в обычных детдомах, а, как сказал мой друг, выросший в детдоме: "Ни один детдом не заменит полноценную семью". И число людей, имеющих повышенный риск к исковерканному пониманию семьи, стало неуклонно расти. С крушением СССР и вовсе произошёл чудовищный скачок в этом направлении. Если дело будет идти так и дальше, то, нет сомнений, носителями института семьи ( в своём понимании) будут азиатские народы, которые заполнят территории как России, так и Европы. Мой прогноз таков: к 2020-му году число неплательщиков алиментов Эстонии превысит 15000 человек, а к 2025-му достигнет, по меньшей мере, 25000.

 

Владислав Пяллинг

Опубликовано в ОБЩЕСТВО

25-го ноября в таллиннской Национальной библиотеке состоятся пресс-конференция и лекция легендарного норвежского правозащитника Мариуса Рейкероса.
В 11:00 в Малом зале Национальной библиотеки состоится пресс-конференция, на которой будут представлены факты и документы о правонарушениях в норвежской системе защиты детей. В 18:00 там же пройдёт лекция Рейкероса с подробным обзором ситуации с правами человека в Европе в целом.
Мариус Рейкерос – опытный юрист, который выигрывал суды против Королевства Норвегия во многих европейских инстанциях. Его самый известный судебный процесс — «Дело водолазов Северного моря» (North Sea Divers Alliance) — стал самым крупным процессом по правам человека в Норвегии. Однако в последние годы он стал диссидентом в собственной стране, где возглавляет гражданское движение за права семей.
Законодательство Норвегии даёт возможность изымать детей слишком легко, зачастую без весомой причины. Этот опыт настораживает, так как эстонская модель защиты детей выстраивается по норвежским стандартам и спонсируется, в том числе, и норвежскими фондами. Самым известным случаем несправедливого изъятия можно назвать случай румынской семьи Боднариу, у которых в Норвегии изъяли пятерых детей, в том числе, и младенца, с формулировкой «обработка христианством». Только благодаря многотысячным протестам против норвежских социальных служб по всему миру детей удалось вернуть обратно спустя несколько месяцев разлучения детей с родителями.
Вход на пресс-конференцию свободный, на лекцию вход стоит 5 евро. Организаторы мероприятия нуждаются в средствах, дабы профессионально обработать видео для распространения в эстонской и русской среде.
На лекции Рейкероса в качестве гости будет присутствовать латвийская журналистка Лайла Брице, у которой власти Великобритании пять лет назад отняли двухлетнюю дочь. Она расскажет о своем горьком опыте знакомства с ювенальной системой Запада
Пресс-конференция и лекция пройдут на английском языке. Координатор мероприятия – член правления НКО «Родители Эстонии» Анастасия Рая.
Мероприятие организуют и поддерживают эстонские общественные организации MTÜ Eesti Vanemad, MTÜ Kogukonna Hüvanguks, гражданское движение Terviklik Eesti, MTÜ Põhiõiguste Kaitse Keskus, Statera Research and Practice Centre(это эстонский научный центр), международные правозащитные организации The Nordic Committee for Human Rights, SAPTK, Форум Родителей Литвы, Союз родителей Латвии Dzimta, Portuguese lawyers against Forced Adoption, а также видные европейские политики Томаш Ждеховски (Чехия), Джон Хемминг (Великобритания) и Януш Корвин-Микке (Польша).

Для понимания реального положения семейного вопроса в Норвегии ниже приводится интервью с норвежским координатором организации "Русские матери" Ириной Бергсет.

- Ирина, в интервью перед митингом вы многих, скажем так, озадачили своей фразой об очереди педофилов-насильников в Норвегии. Вы что имели в виду?
Ирина Бергсет: Есть такая норвежская традиция: встать в очередь, чтобы наказать малолетнего ребенка. Ссылаются на древние традиции, обычаи викингов... Вот об этом-то я и попыталась рассказать.
- Еще вы утверждали, что в Норвегии процветает педофилия...
Ирина Бергсет: Мне недавно прислали письмо из Норвегии, анонимный автор пишет, что я путаю педофилию с переориентацией детей на гомообщество, которым Норвегия, по прогнозам экспертов, станет к 2050 году на 90%.
Я жила в одной из деревушек провинции Ромерике - это 15 минут на электричке от Осло, фактически пригород. Сейчас крупнейшие норвежские газеты пишут о том, что в Ромерике судят родителей, которые насиловали своих детей в подвале дома. Детям не было и двух лет! Директор (по-норвежски - ректор) школы в Ромерике насиловал своих учеников в гардеробе.
Я стучалась во все инстанции, обращалась в полицию, в Интерпол. Никакой реакции. Но сейчас зернышко того ужаса, который я испытала, начало прорастать.
Но норвежские правозащитники мне говорят: забудь о педофилии, в Норвегии это вид сексуальной ориентации, предпочтения, не надо пытаться с этим бороться. Это нормально. А вот мать, которая публично борется с мужем-педофилом, - ненормально. Меня объявили безумной натуралкой.
- В Северной Европе это уже порок?
Ирина Бергсет: Натуралы в меньшинстве, здесь они вымирающий класс. Сказки про Золушку объявлены нетолерантными, вместо них дети читают роман "Король и король", это роман датской писательницы. Принц там влюбляется в короля, принцесса в королеву. Они считают, что так дети приучаются к разнообразию форм сексуальности. Проекты, замечу, государственные. Бывший глава министерства по делам детей и равноправия Норвегии Эудун Лисбаккен основал фонд пропаганды сексуального разнообразия среди младенцев, который спонсируется норвежским правительством. Хотя пока педофилия у них разделена: педофилия как садизм - вне закона, педофилия как чувство - вполне приемлемое явление для всех слоев норвежского общества.
У меня волосы дыбом встают. Если бы я это знала раньше, то в Норвегию бы ни за что не поехала.
- Разделяю ваши чувства. Но это - их страна и их выбор.
Ирина Бергсет: У меня нет претензий к государству Норвегия. Но только при чем тут мои дети?! Почему моего сына воспитывают педофилы, а мне нельзя с ним общаться? Потому что я представитель нормального общества и могу рассказать ему, что существуют нормальные отношения и нормальные семьи. В Северной Европе есть ярко выраженная тенденция изоляции детей от биологических родителей и превращение их в гомосексуальных рабов. Кстати, представление о том, что дети - предмет вожделения только мужчин-педофилов, - миф. На самом деле в Европе практикуют насилие над ребенком и женщины. Хотя это не педофилия, а другой вид садизма.
Замечу, что речь идет не только о моем сыне. В Норвегии 200 тыс. детей изъяты из семей. Какой-то непонятный чудовищный эксперимент со страшными целями.
- На ваш взгляд: перегиб ювенальной юстиции? Или представители гей-сообщества, придя во власть, переделывают мир по своему образу и подобию?
Ирина Бергсет: Ювенальную юстицию, с моей точки зрения, и создавало гей-сообщество. Хотя термин "гей" уже не актуален. В Европе легализовано 30 видов брака, я не собираюсь разбираться, с кем они вступают в брак, с козами или еще с кем. С моей точки зрения - это 30 извращений. Сын Миша рассказывал, что 70-летняя женщина, с которой мы его оставляли, делала то же, что и его папа-педофил.
Еще 20 лет назад в детском саду в норвежской деревушке Бьюгн произошла страшная трагедия: изнасиловали 100 детей. Эти дети сами рассказали о своих насильниках. И что вы думаете - детей объявили фантазерами! Выплатили по 10 тыс. долларов компенсации, но при этом рассказы жертв назвали "ложными воспоминаниями".
- Слышал, что бывший муж требует от вас 1 млн рублей...
Ирина Бергсет: Суд второй инстанции постановил: мне выплатить 200 тыс. крон, в переводе на рубли - да, миллион. Такие издержки образовались всего за 2 дня судебных заседаний, причем я давала показания по телефону из Москвы. И что интересно: параллельно шел суд над бывшим губернатором, там тоже педофилия, он водил к местному министру девочку 12 лет. Тот суд шел 6 недель, но издержки составили всего 60 тыс. крон, т.е. втрое меньше.
При этом мой суд постановил, что мой сын остается с отцом, но Курт не может привезти ребенка в Россию, потому что будет судим за педофилию. А жить с ребенком в Норвегии педофил, получается, может. Мне же запрещены с сыном все виды общения, включая телефон и Скайп.
- Вот вы возьмете билет до Осло, и кто же, интересно, сможет физически запретить вам увидеть родного сына?
Ирина Бергсет: Меня арестуют сразу после пересечения границы. Ну если полечу на самолете, то сразу по прилете, в аэропорту. Есть полицейский запрет на свидание с сыном. Основание: я украла собственного сына.
- Его ведь вывозили не вы, а поляк Рембо, он же Агент 007.
Ирина Бергсет: Я была рядом. Норвегия не признает Александра гражданином России. Все, кто находится на норвежской территории, дети, собаки, лошади - не важно - все жители Норвегии. По норвежским законам Саша принадлежит Норвегии, и до 23 лет должен сидеть в детдоме. Пересечет границу Евросоюза - также будет задержан, он на положении беглого крепостного. Крепостное право нового типа.
- Вы, насколько я знаю, не особенно верите в успех в судах. На что тогда надеетесь?
Ирина Бергсет: Я - воин. И буду биться за своего ребенка. Мне говорят, что нет соглашения между Россией и Норвегией по детям. Так давайте напишем! Мне говорят: "А Норвегия не хочет!" Россия, страна с традиционными ценностями, может возглавить протестное движение всех родителей в мире. И я готова идти до конца. Буду бороться за своего сына и остальных детей, буду бить в набат. Меня не устраивает, что ненатуралов делают уже из наших детей, а мы, родители, ведем себя как овощи.
- Вас, организаторов марша "Русские матери", обвиняют в политической конъюнктуре.
Ирина Бергсет: Такие же шествия прошли в 13 городах Германии, они менее масштабные, чем в Москве. К немецкому бундестагу женщины вышли с пустыми колясками. В Братиславе к посольству Британии люди вышли с лозунгами: "Руки прочь от наших детей!" В Шри-Ланке у посольства Норвегии матери скандировали: "Верните наших детей!" В Индии прошло шествие с лозунгами: "Европа, не кради у нас детей!" Это не конъюнктура, а пробуждение родительского самосознания. Дети нам, родителям, даны Богом. А не президентом США, Норвегии или главой ЕС. Мы должны изменить международные конвенции, часть из которых продавлена педофильным сообществом и которые постановляют, что дети не принадлежат родителям.
- Нет ли парадокса в том, что фамилия координатора "Русских матерей" - Бергсет?
Ирина Бергсет: Я борюсь за своего сына, который признан собственностью Норвегии. Я сужусь в судах всех инстанций Норвегии, предстоит процесс в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, и только потому сохранила одну фамилию с сыном. Как только верну сына, то сразу верну и свою фамилию - Фролова.

Опубликовано в БОРЬБА С ПЕДОФИЛИЕЙ

startupbanner

nkobanner

webbanner

reklamabanner

Интернет каталог Эстонии
Яндекс.Метрика